Рельсы смерти

Очень страшная картинка
 

Рельсы смерти

Ни шороха вокруг. Только какие-то большие птицы то и дело перелетали через дорогу от плетня к плетню и своими крыльями задевали Пиноккио за нос. Он в ужасе отшатывался назад и кричал: "Кто там?", и эхо окружающих холмов повторяло вдали: "Кто там, кто там, кто там..."

«Приключения Пиноккио. История деревянной куклы», Карло Коллоди.

Ветер, холодный и совершенно сырой ветер, дул с востока, юга, запада, севера, он менял направление, как ему вздумалось. Деревья под тяжёлым серо-стальным небом, совершенно равнодушным, словно навеки уснувшим, то качались и стонали, то начисто замолкали при прекращении порывов ветра. Когда ветер успокаивался, всё затихало, и эта тишина была лишена всякой жизни. Даже крепкие старые деревья стонами и скрипом напоминали вызванные из небытия души, мучая их холодом под суровым небом, а потом они находили долгожданный покой в тишине и засыпали уже навсегда. Но потом ветер дул, и деревья снова неведомыми мучениками стонали от невыносимых страданий, чьи стоны наводили ужас на шедшего по заброшенным улицам странника. И пролетавшие под и над ветвями птицы, словно в панике, скорее мчались вдаль, чтобы не слышать это фантасмагорическое возвращение мёртвых в мир живых. Но не всех это спасло, одна ворона вдруг перестала махать серебристыми от старости крыльями и в беспорядочных судорогах упала на землю. За ней последовала вторая, что помоложе и такая же молчаливая, но остальные ничуть не опечалились и на месте устроили славный пир из павших сородичей, после которого немедленно и с криками двинулись дальше.

Вдоль старых и давно проржавевших под ливнями и туманами рельсов летели сухие ветви и побуревшие листья, а по их гнилым шпалам медленно шёл человек. Он брёл, спотыкаясь, и сильно шатался, одетый в изношенные старые вещи. С каждым порывом ветра он продвигался вперёд всё медленнее, не замечая вцепившуюся в продранную штанину поджарую бродячую собаку, которая уже намеревалась вырвать из его ноги кусок мяса, а её израненные в боях собратья по своре окружили человека, рыча и от голода позабыв всякую осторожность. Тут подоспела и третья собака. следившая за окружённым сзади, и кинулась на него, едва не уронив прямо лицом на поперечину рельса с торчащей вверх острой щепкой, но всё же заставила полностью остановиться. Тут три другие собаки, что посмелее, всё-таки, сбили БОМЖа на гравий и впились слюнявыми пастями прямо в лицо и шею, отрывая куски плоти от ещё живого, но не замечающего ничего и никого вокруг тела.

Тут появились люди, ободранные и мрачные, втроём отгоняя собак палками, ором и камнями. Отогнав хищников и схватив остывающее тело, они с гиканьем понесли его в свою покосившуюся лачугу, потирая заскорузлые руки и приготовясь к новому хорошему ужину.

* * *

Равнодушно, как же равнодушно небо, как стонет ветер, словно память умерших всех времён и народов! Снова искать работу дворника, снова идти дальше, надо идти дальше, прямо, лишь бы прямо, по холоду. Но от мороза забываешь обо всём, главное - то, что надо идти. Надо идти и идти, пока можешь, иди. пока есть силы. Пока ты двигаешься, тогда ты жив, остановившись, умираешь, как когда-то умерло на морозе трое товарищей, собиравших еду, но где все они, где они? Когда это было, и было ли всё это? Как жёг живот утром, требуя еды а теперь уже ничего не чувствую, не ощущаю, как иду, лишь знаю, что ветер дует, а я иду. Иду дальше неважно, куда и зачем, но иду. А была ли цель у ходьбы, кроме нахождения тёплого места переночевать. и есть ли цель вообще?

Надо ли было искать, есть ли разница между местами, надо ли идти? Надо, куда и зачем? А незачем спрашивать неясные тени перед собой, надо идти, сквозь туман и ветер, среди теней, что рычат и суетятся. Лишь бы найти место потеплее и тихо переночевать, а тени, зачем они тут вообще? Стоны деревьев, птиц и людей теряют всякую чёткость, заменяясь голосами. они говорят: "Туда, надо идти Туда! Зовём, зовём Туда, покой, покой!" Иду к ним, покой, мирно и тихо, мир вдруг меняется, ни с того, ни с чего поворачиваясь боком, самого словно толкнули в сторону и дёргают за лицо, которое уже не чувствуешь, как и себя самого, один лишь холод и спокойную пустоту. Всё спокойно, все очертания лишни и спокойны...

Автор: 

Ирвин Эллисон
Всего голосов: 31

Комментарии

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх