Соседи

Очень страшная картинка
 
Раздел: 
  • Полёт фантазии
Всего голосов: 19

Соседи

Предупреждаю заранее, к наркотикам отношение не имею, употребляю алкоголь только по праздникам, не упиваясь до свинячьих плясок, не пробую подозрительные вещества ради забавных глюков, словом, я здоровый человек, не ЗОЖник, но с кукушкой всё в порядке. К сожалению.

   Далее, к чему такое вступление. Я не призываю вас, если кто это и читает, верить дальнейшему повествованию. Всё, что я пишу, считайте, что это своеобразный способ выговориться за неимением собеседника, который не стал бы крутить пальцем у виска. Имена всех действующих лиц изменены.

   Опустим большие подробности моей личной жизни, к рассказу это мало относится. Достаточно знать, что работаю я в частной конторе в столице нашей необъятной Родины.
Зовут меня, допустим, Андрей, 23 года, не женат.

   Устроиться в компанию в качестве стажёра меня любезно пригласили после окончания ВУЗа. Само собой разумеется, я согласился, мало кому после вышки достаются столь удачные вакансии. Возникла только одна загвоздка: офис располагался на севере столицы, в то время как я жил на юге. Это неудобство не убавило мой энтузиазм.  В течение пары дней все необходимые вещи были разложены по пакетам с рюкзаком и я уже мчался на всех парах из родительской квартиры в арендованную. Да, я жил с родителями, 23 летний спиногрыз, можете посмеяться.

   Насчёт переезда иллюзий я не питал. Москва, безусловно, не скупится на красоту своих достоинств, однако северная часть, на мой взгляд, не в обиду её жителям, явно уступает по благоустройству юго-западу. Особенно спальные районы, усеянные бесцветными рядами хрущёвок. Нет, на самом деле мне нравятся такие тусклые пейзажи сонных панелек, особенно на фоне ртутного неба с моросящим дождём, но не суть.
   Примерно в одном из таких районов была найдена неплохая квартира по нормальной цене. По телефону отвечала женщина средних лет, Тамара, с немного прокуренным голосом, но еще без старческой хрипотцы.
   В первый осмотр квартиры хозяйка предстала почти такой же, как в моих мыслях: невысокая, полноватая, но не слишком, лет 50, ухоженные чёрные волосы, синий свитер, явно не новые джинсы, глаза печальные, но ещё сохранившие блеск былой молодости. С её слов, квартира принадлежала её мужу, Олегу, но они уже больше года в разводе.

   Как владелица квартиры объяснила, ей привычнее жить у себя на даче, где все свои и нет городской суеты с шумом. Поэтому и решила сдавать квартиру в аренду.
   В цене мы быстро сошлись и, оплатив аренду за 3 месяца, на следующий день я привёз вещи в новое жилище, о чём писал раннее.
   Квартира была чистой, ухоженной, свет работал бесперебойно, разве что кран в душевой протекал. Ещё имелся специфический аромат в комнате, как от чего-то застоявшегося или старого, например, от настенных ковров времён Брежнева.

   В течение первого дня я распаковал все вещи, разложил добро по полкам, настроил интернет и часам к 10 вечера улёгся спать беспробудным сном.
   Первая неделя в новом доме прошла спокойно. Не было никаких подозрительных шумов под окнами, алкашей на лавочке я не видел, криков невменяемых соседей с годовалыми детьми, по крайней мере до меня, не доносились. Ночью никакая страхолюдина не стучалась в дверь и не просила соль, никто не бегал по потолку этажом выше и не вызывал на латыни нечеловеческим воем Бафомета и его друзей, во время сна из шкафа никакой ублюдочного вида мертвец не вылезал и не интересовался моим самочувствием, работой и прочим.

   Я клоню к тому, что зло, как мне кажется, чаще всего является в совершенно безобидном облике, например, в виде щенка дворняги, или маленькой соседской девчонки, в тех, чей облик человек в последнюю очередь подставит под маску ужаса, или вовсе не будет этого делать. И он будет абсолютно прав, если откажется от такой дурной затеи, потому что в случае, если он посмотрит на вещи непривычным взглядом для обывателя, но, самое главное, столкнётся с таким абсурдом, то ему, как минимум, придётся многое пересмотреть в своей жизни, чтобы удержать шифер на крыше. Или ему пропишут дорогу в Кащенко, хотя, может быть, оно и к лучшему.

   Возвращаясь к своему дому, привыкнуть к новой обстановке получилось не сразу. Немного напрягал тускловатый свет в сравнении с родительской квартирой, другие запахи в комнатах и подъезде. Лестничная клетка была не идеальной свежести, но чистоту жильцы явно поддерживали. Больше всего напрягали любопытные взгляды некоторых соседей. Особенно взгляды бабушек, сидевших на скамейке у подъезда, каждый день их набиралось от 2 до 4. Этакий сканер тебя и твоей внешности, пройди и узнай, кто ты, хорошенький трудолюбивый юноша или поношенный жизнью свингер-наркоман? Это я так, утрирую. Думаю, не я один с таким сталкивался. Главное, что мой дом неплох и ухожен, а соседи в рамках вменяемости. Ближайшие постройки тоже были не в худшем состоянии, а детские площадки не украшались лежащими в неестественных позах телами алкашей. Словом, я ожидал худшего.
  
В течение первой недели удалось завести пару знакомств с соседями. Пётр Иванович - сантехник, возрастной мужик с выпирающим пивным животом, любил травить едкие анекдоты с армейским матом. Ещё несколько пожилых старушек, одна семейная пара. В притык к моей квартире, как позже выяснилось, жила молодая девушка, как она потом представилась, её звали Света, работала риэлтером, поэтому дома часто отсутствовала. Она была стройной, с русыми волосами, спортивной фигурой, милым личиком и добрыми глазами изумрудного оттенка. При этом не высокомерная, не морщила носик при виде старушенских собраний у подъезда, да и в целом была приветлива и отзывчива. Света - то самое зло с глазами невинного оленёнка.

   Первые странности я обнаружил не совсем стандартным образом. Одним поздним вечером в октябрьскую стужу мне потребовалось занести документы в офис. Выйдя заблаговременно до назначенного часа, я неспешно направился в бумажную обитель, дорога пешком заняла бы от силы минут 20. Примерно на половине пути мне померещилось, правильнее сказать, нечто замельтешило в крайнем левом поле зрения. Инстинктивно повернув голову, мне удалось разглядеть в глубине соседнего двора бредущий человеческий силуэт. Я бы не стал задерживать на нём внимание, но привлекла одна деталь. Незнакомец был одет в осеннюю ветровку, так что лица я не мог разглядеть, однако в густой темноте двора я всё же различил серые кеды с характерными розовыми узорами по бокам. Я не был полностью уверен, кем являлся любитель вечерних прогулок, но такие же кеды носила и Света.
  
В первую встречу проследить за незнакомцем я не рискнул, не хватало ещё потеряться в ночных переулках. Однако я начал присматриваться к выходам Светы на улицу. Проще говоря, во мне проснулся шпионский азарт, дух Штирлица, синдром Чикатилы. Называйте, как вам удобнее.

   Со временем моё увлечение набирало обороты, и за первый месяц слежки мне удалось составить примерный суточный график соседки: Света выходила от 3 до 6 раз в неделю, чаще в вечернее время, в промежутке от 5 до 7 часов, возвращаясь в таких случаях ближе к полуночи. С собой обычно брала кожаную сумку. Одевалась в простую серую ветровку, иногда в куртку зелёного отлива. Пару раз смог различить те самые розовые кеды.
   Казалось бы, всё же обыкновенно, девушка просто идет на работу, но что-то внутри продолжало скрести душу. Как говорится, любопытство кошку сгубило. Меня оно не сгубило, но от пережитого очешуеть заставило до проступившей седины на висках и мешков под глазами.

   Иногда кажется, что всё ещё можно вернуть на круги своя, хочется провалиться в неведение, погрузиться в вакуум спокойствия и застоя, где всё привычно для тебя, обыденно, и заснуть блаженным сном. Но потом размышляешь, что страшнее, потерять былое душевное равновесие, или продолжать жить в неведении, когда за стенкой живёт нечто неописуемое для человеческой повседневной рутины. Хотя, его как раз можно описать, от того оно ещё больше вызывает желание выйти в окно 5 этажа. В принципе, я и не должен сейчас бояться. Рубикон давно пройден, всё самое страшное я увидел и прочувствовал до мозга костей. Но страх всё равно накатывает волнами. Наверное, меня удерживает в рамках разумного оставшиеся крупицы рационального понимания миропорядка и безразличные взгляды знакомых, увязших в повседневной рутине большого города. Везёт же людям.
  
Возвращаясь к Свете, на 5 неделю слежки я рискнул проследить за ней. Первая попытка оказалась неудачной. Я старался держаться на расстоянии метров в 50, но соседка очень быстро потерялась из виду, завернув за соседнюю хрущёвку. Следующие 3 попытки тоже не принесли должных результатов, однако некоторые выводы я всё же осмелился сделать. Во-первых, Света всегда использует разные маршруты. Отходя от нашего дома на 3-4 двора, она начинает петлять в разные стороны. Конечно, может быть блондинка идёт на работу, она же, как говорила, риэлтор, вот по разным квартирам и ходит. Однако больше это походило на попытки затерять свои следы от назойливых глаз. Из этого я сделал осторожное предположение, что место, куда она направлялась, не так уж далеко от моего жилья.
  
После я решил поменять тактику слежки. Во дворах я её терял на первых этапах, продолжать таким образом биться об стену результатов явно не принесёт: и время зря потрачу, и меня раскроют как похотливого маньяка. Если не удаётся угнаться за добычей, она сама должна запрыгнуть в твои объятия.
   Я остановился в тех дворах, где начинал её терять, притворился, что кого-то дожидаюсь на скамейке и пялюсь в телефон. Так себе маскировка, но я и не рассчитывал на многое.
Получилось далеко не с первого раза. На четвёртой попытке, когда я просидел как полоумный идиот не меньше часа, близилась вечерняя тьма. Потеряв всякое желание находится на холодной улице, уже собрался домой, но нет. Рыбка клюнула.
  
Особа появилась из того же двора, уже тускневшего в сумерках ноябрьского неба. Прождав, когда она почти дойдёт за угол соседней хрущёвки, я встал и пошёл следом. Так мне удалось проследовать за Светой минут 15. Этот поход принёс намного больше полезной информации.
   Блондинка, проходя ближайшие дворы от дома, начинает петлять непонятными крюками, так что следовать за ней становится практически невозможно. Она может обогнуть пару дворов и вернуться к началу пути. Света никогда не останавливается, только иногда поглядывает в телефон. А ещё соседка, по крайней мере мне так казалось всё больше, не уходила слишком далеко. Из головы не выходила моя первая встреча с ней в ночных дворах, уже не сомневался, это была она. Мне становилось все интереснее, куда же направляется соседка. Одно я для себя решил точно: она не так проста, какой кажется на первый взгляд.
  
С другой стороны, меня одолевали сомнения, стоит ли продолжать. Всё же можно просто объяснить, например, Света идёт к любовнику, или на крайний случай она связана с торговлей наркотиками. Но мне то какое до неё дело, это её личная жизнь, я к ней причастен лишь в качестве соседа по этажу, то есть никак. Более того, из-за таких прогулок у меня появилась бессонница, местами рассеянность на работе, я стал реже следить за своей внешностью. И если здраво рассуждать, то опасность представляет не Света с её гипотетически секретным объектом, а моё нездоровое хобби с хождением по дворам в поисках хорошенькой девушки в самом соку её молодости. Меня должны как минимум месяц уже содержать в Кащенко или в Медном. Но хоронить свои старания я не собирался, слишком много времени было потрачено поиски ответов. К тому же, было ощущение, что разгадка, как обычно случается, лежит прямо перед глазами.
  
Вскоре, для упрощённого поиска я начал составлять карты её маршрутов. Давалось это занятие не просто, попробуй ещё адрес нормально определить в темноте и не потерять цель из виду, навигатор тоже уставал, иногда не желал даже включаться. Но со временем география её маршрутов неумолимо пополнялась, в конце концов мои страдания с картами окупились.
   Все маршруты Светы, независимо от их начала, всегда вели к определённым точкам по разные стороны от дома. Больше всего линий вело в восточную часть района, где и обрывались. Если верить догадке, данное логово находилось в 7 кварталах от нашего дома. У меня неприятно кольнуло в груди, когда в центре территории, больше всего окружённой линиями от маркера, я обнаружил морг.
  
Действуя скорее шестым чувством, а не логикой, я установил для себя приоритетной целью одноэтажное здание морга. Так я прождал часа 3, успел купить на рынке блины с мясом. А в голове всё свербело, что я конченый шизофреник, меня точно роняли в детстве на кафельный пол, а Света, естественно, не придёт.
   Но она явилась. И именно, сука, в морг. Она пришла с тыла здания, куда минимально просачиваются взгляды прохожих с улиц. Я с затаённым дыханием смотрел, как она спускается вниз по побитым ступенькам к серой облезлой двери с выцветшей табличкой, как с тихим скрипом ворота маленького потустороннего мира проглатывают соседку в своей обители. С одной стороны, во мне играло ликование сыщика, с другой, оно тускнело в невесёлых догадках, что же притаилось в стенах здания с усопшими.
  
Я дал себе обещание, что следующее шпионство за моргом будет последним, после чего я благоразумно отказываюсь следовать позывам внутреннего Штирлица и возвращаюсь в свой привычный мир с офисными бумажками.
   Очень смешно. Жизнь такая забавная штука, всегда найдёт, как по-особому над тобой пошутить. Если хотите рассмешить Бога, расскажите ему о своих планах. Вот я, по видимому, рассказал про возвращение к обыденным дням. Очень смешно, прям до слёз.
  
На мою последнюю вылазку Света пришла с сумкой, по верх которой лежало какое-то тряпьё. Я уже думал идти домой, когда двери морга уже начали закрываться, как из под тряпья высунулась жирная морда серого кота. Я не успел его хорошо разглядеть, но по морде был похож на породистого британца. И мне стало так страшно от его напуганных глаз, что у меня невольно прошла судорога по спине, а ладони вспотели.
   Тем вечером домой я не вернулся. Петляя снежными улицами, я случайно вышел к захудалой церквушке посреди небольшого дворика. Ту напряжённую ночь я провёл здесь, где меня принял отец Сергий. Это был высокий священник, метра под 2 ростом, с глубокими морщинами под тёмными глазами и длинной серой бородой. За чаепитием мы разговорились, он поведал немного о себе, о семье из 9 сиротских детей, о том, что сам бывший военный, многое в жизни повидал. Я не стал упоминать про увиденное мной в дверях морга, но рассказал про переезд и подозрительное поведение соседки.
  
Священник не стал давить, видно, мой вид оставлял желать лучшего, и после чайной трапезы расположил меня на ночлег под покровом святой обители.
   Утром, когда я уже собирался уходить, отец Сергий дал мне пятилитровую бутыль со святой водой и свой номер телефона. Так, на всякий случай. Отказывать я не стал. После он поведал одну занятную историю, от которой у меня похолодели внутренности. С его слов, Олег, муж Тамары, о котором я упомянул, пол года назад умер у в моей квартире. Вроде как случился сердечный приступ, его нашли в коридоре квартиры рядом со входной дверью в позе эмбриона, будто он как дитя хотел от чего-то спрятаться. Олег не мог похвастаться при жизни крепким здоровьем, был бледноват, с тенями под глазами, но вёл трезвый образ жизни.
  
Дома меня ждал очередной сюрприз. Я только сейчас обратил внимание, что никаких звонков от Тамары с нашей последней встречи, то есть 3 месяца тому назад, не было. Естественно, из трубки на вызываемый абонент шли лишь слабые гудки.
  
Какие выводы я мог сделать на тот момент? Во-первых, Света не простой человек, она определённо хранила множество тайн, до которых лучше не докапываться. Во-вторых, подозреваю, что Олега хватил удар, когда он заметил нечто в глазок, а после оно ещё постучалось и вежливо поинтересовалось, на что его рожа пялится. Предположу, он тоже следил за соседкой. Из этого следует, что Тамара, как минимум, начала подозревать, что в доме что-то не так, и захотела подальше уехать от этого кошмара. Будем считать "это" Светой. Владелице квартиры либо удалось сбежать и сейчас она живёт припеваючи вдали от всего городского ужаса в своей тихой подмосковной деревне, либо Света её опередила. Выходит бредовая картина, если не сказать хреновая, но пока иных разъяснений я не нашёл, слишком много недосказанности.
  
Что до деятельности Светы, на тот момент я осмелился предположить, что девушка состояла в определённой организации, возможно секте. Чем они занимались, как и для чего было трудно судить, но скорее всего не обходилось без жертвоприношений, судя по пакету с котом. Подводя на тот момент итоги разбора головоломки, с деятельностью соседки было много белых пятен, но из-за них я уверился ещё сильнее, что девушка точно не то милое создание, чью маску так старалась на себя натянуть. Наши отношения никак не изменились, мы и виделись обычно только на лестничной площадке, разве что я пару раз отвёл глаза при её взгляде. А ещё, не сочтите меня за сумасшедшего, я приобрёл перцовый баллончик, и частично залил в него святую воду из бутыли. Я брал его каждый раз с собой на улицу, по возвращении ставил рядом с иконами. Трудно сказать, что меня сподвигло на такой поступок, но святой баллончик вселял в меня мнимую уверенность в защите.

   С момента последней слежки прошло около 6 недель, позади остался Новый Год, всё пережитое напряжение постепенно улетучивалось. Я уже почти без опаски выходил на улицу, перестал озираться по сторонам в поисках изумрудных глаз соседки. Перцовку я носил с собой каждый день, но уже, скорее, не из-за страха столкнуться с чем-то ужасным, а из привычки, как нечто обыденное. И в один январский вечер вся моя спокойная жизнь пошла коту под хвост.

   В тот день у меня был положенный выходной, и, не желая торчать вечером в четырёх стенах, было решено развеяться в парке неподалёку. Парк мне особенно нравился малолюдностью, не люблю я большие скопления людей, особенно шумные кампании. Странно, ведь мне следовало держаться ближе к толпе, особенно с таким пикантным соседством, но меня почему-то одиночество в снежном парке никак не пугало.
   Прогулявшись так около получаса, я уже собирался домой, начинало холодать и смеркаться, но как только я повернулся в сторону моего двора, моё сердце пропустило пару ударов. За зарослями снежного кустарника, буквально метрах в 4 от меня, я увидел Петра Ивановича и Свету. Слов было не разобрать, ветер уносил звуки, но по их выражениям и тону было видно, что они о чём-то яростно спорят. Сантехник делал невообразимые кульбиты руками, как итальянец, явно что-то пытаясь разъяснить светловолосой особе. Та же стояла надменно, скрестив руки на груди, время от времени огрызаясь на его слова.
  
В следующий миг мой мозг не сразу уловил происходящее. Соседка хватает Иваныча за горло, слышен хруст ломающихся позвонков, голова сантехника повёрнута слишком неестественно для живого человека, в его глазах застыл страх и искреннее удивление. Тело оседает в мою сторону, внутрь кустов. Дальше, как бы это описать... Света, достав большой складной пакет-сумку, вынув из него чёрный пакет для мусора, начинает... утрамбовывать в чёрный пакет тело Петра Ивановича. Она делает это быстро, производя множество хрустов костей и звуков рвущейся плоти, уплотняя тело в пакет. Все это занимает не больше минуты. Бесформенное тело Иваныча походило на вывороченную пластилиновую куклу. Далее Света укладывает пакет с содержимым в пакет-сумку, зашнуровывает упаковку и хорошенько утрамбовывает выпирающие бока бывшего сантехника.
  
А затем наши взгляды встречаются. Всего на пару мгновений, но мне и этого хватило на оставшуюся жизнь. Глаза, они не то что бы искажены злобой или изменили цвет, нет. Но возникло такое ощущение, что из под изумрудных бусинок на тебя кто-то ещё смотрит, голодный, я бы сказал, первобытный. Не человек.
   Дальнейшее я помню отдалённо, но общую картину действа собрать удалось.
  
Перед тем, как блондинка цапанула меня за горло, в руке я уже каким-то образом держал святой спрей с полузамёрзшим содержимым. Это мгновение, думаю, и спасло мне жизнь. Света на время потеряла ориентацию в пространстве, а я помчался на всех имевшихся на тот момент лошадиных силах куда глаза глядят и не оглядывался. Помню, позади раздавались не то вопли с щёлканьем, не то шипение со всхлипами. Было не до того. Мне даже удалось оторваться от "этого", носившего облик молодой девушки-риэлтора. Дальше, если я правильно помню, я со страху потерялся во дворах, никак не мог отыскать дом. Каким-то чудом я дозвонился до вбитого заранее в мои контакты отца Сергия, после чего потерял сознание.
   Пробуждение наступило в полдень в стенах церкви. Слегка приподнявшись с кровати, я понял, как же страшно болит всё тело, что захотелось снова впасть в бесчувствие, но в этот раз не вышло. Чуть позже я обнаружил перебинтованное правое плечо. Видать, всё-таки зацепила.
  
Дальнейшие слова батюшки я плохо помню, очень сильно болела голова, он что-то рассказывал про помешательство и чертей. Приходили и полицейские, я кое-как ответил на их вопросы. Позади них, в дверях комнаты, стояли ещё двое, но в гражданке. Сомневаюсь, что те были из полиции. К тому же взгляд у батюшки, как мне запомнилось, тоже был не простой. Он, безусловно, человек военного дела, хоть и бывший, но такой взгляд бывает далеко не у многих. Он словно сканирует тебя изнутри, просматривая все твои мысли.
  
Позже я отправился домой. Всё тело ныло, страх куда-то исчез, осталось безразличие и дикая усталость. Подходя к своему дому, я не сразу понял, что именно привлекло моё внимание. На моём этаже выбиты окна в квартире Светы, оттуда ещё поднимался густой чёрный дым, во дворе стояли две пожарные машины и одна скорая помощь, где-то прогудела полицейская сирена. От соседей я узнал, что, по официальной версии, Света, находясь в квартире в состоянии алкогольного опьянения, оставила включённой газовую плиту, из-за чего спалила квартиру. Правда, некоторые жильцы говорили, что слышали из горевшей квартиры несколько громких хлопков. Я не стал докапываться до абсолютно нелепой версии произошедшего, пусть будет так. Последние события меня окончательно убедили, что лезть в зловещие дела соседки было глупо и смертельно опасно.
   Пройдя ещё пару изнурительных допросов, где рассказал невнятную историю про нападение бешеной собаки, под вечер я решил пройтись до здания морга, чтобы распутать оставшийся клубок сомнений.  
  
Входная дверь была опечатана, рядом стоял усатый мужичок в чёрной форме охранной организации. Из любопытства я решил пройтись вокруг территории морга, мало ли что.
   Только очень внимательные глаза могли бы разглядеть в стенах заброшенного гаражного кооператива рядом с тыловой частью морга необычную машину. Очень странная, словно гибрид Тигра, Хаммера и УАЗа, вся тёмная с полностью тонированными стёклами. Самое интересное, чёрная машина была без номеров, это я точно рассмотрел. Интуиция настойчиво твердила, что подходить ближе для любования внедорожником не стоит.
  
Все описанные события я попытался скомпоновать в один скелет, не слишком глубоко забегая в дебри мистического ужаса, но и не слишком сильно цепляясь за остатки разумного понимания мироустройства. Думаю, его суть не далека от истины.
  
Очевидно, Света была не человеком. То, как она буквально сложила соседа, словно тряпичную куклу, не вызывает сомнений в её физическом превосходстве над людьми. Меня тоже потрепала за плечо, приходится врать, что шрам получил от большой дворняги. Питается она и ей подобные мясом, подозреваю, в большинстве случаев - человеческим, но не брезгуют и породистой животинкой. И у таких нелюдей, как Света, имеются свои, как бы точнее сказать, точки питания, где их никто не потревожит во время кровавого пиршества. Я говорю "нелюди", потому что Света точно не одна такая, она ходила по разным точкам пропитания, одной из которых точно был морг. Из этого следует, что, будь она одна, ей бы не удалось так долго незаметно питаться, и уж тем более самостоятельно искать себе пропитание. Уверен, по городу таких индивидуумов бродит как минимум пара сотен, если не тысяч. Чтобы их не вычислили, те, у кого нет возможности питаться дома, петляют самыми изощрёнными ходами до своего логова с провизией. Ещё эти твари отличные охотники, по крайней мере, Света точно была профессионалом своего дела, так быстро разделавшись с телом Иваныча.
  
Что до соседа, то я попросил знакомых из органов пробить его по базе. Да, обычный сантехник, в майорских погонах из прокуратуры. На пенсии. Думаю, Пётр Иванович в иерархии нелюдей являлся чем-то вроде "крыши". Он подыскивал подходящие жертвы, тех, кого сразу не начнут искать, или будут только рады, что человек наконец пропал из виду. За свою работу он, естественно, получал определённые плюшки. В случае Иваныча не знаю, на что он зарабатывал, так как на службе в органах бывший майор давно не состоял. Может быть, на лекарства от изощрённых болезней, здесь можно только гадать. Насчёт ссоры в парке я долго не мог найти логических объяснений, но, думаю, всё дело в добыче. Предположу, что упыри, в данном случае Света, хотели заполучить новую жертву, возможно с кем-то её не поделили из соседних территорий. А товарищ майор, имея здравый ум, намекал плотоядным особям, что вы, идиоты, своими действиями можете: первое - подпортить статистику по пропаже людей, так что вами займутся компетентные органы, и второе - нарушите баланс пропитания с соседними районами, так что образуется шумиха и вами так же займутся компетентные органы. Вообщем, Иваныч не дал добро на следующую жертву, за что сам стал ей.
  
Из этого следует ещё один вывод, что таких посредников между людьми и упырями так же существует немалое количество. Возможно, Иваныч просто испугался за свою шкуру, что им займутся сверху. В любом случае, сейчас он числится в пропавших без вести. В том парке я не видел злополучный пакет с телом, только помятые заросли кустарника.
  
А Света поплатилась жизнью, если вообще была живой, за свою невнимательность. Она действовала слишком открыто и неосторожно в случае с Иванычем в парке, умудрившись упустить из виду постороннего. Либо я выдал её истинное лицо товарищу священнику (уверен, он тоже имеет к этому прямое отношение), либо за ней приехали из-за смерти "сантехника". В любом случае, сгубила ее неосмотрительность и самоуверенность. И я не сомневаюсь, что в момент так называемого "пожара" во дворе моего дома стояли чёрные внедорожники без номеров.
  
С тех пор я сменил место жительства, работаю в том же офисе. Квартиру Тамары продали её дальние родственники с юга. Сама женщина пропала без вести, говорят, последний раз её видели у Савёловского вокзала, в день моего переезда в злополучный дом.
  
Даже по сей день я продолжаю носить баллончик со святой водой. Я не был уверен, что больше дезориентировало бывшую соседку, перцовка или церковная вода. Просто святой спрей - одна из немногих вещей, позволяющих чувствовать себя в безопасности.

Автор: 

Nazper
Тэги: 
Всего голосов: 19

Комментарии

У чёрного риэлтора Светы в жизни началась чёрная полоса.Клиентов нет,а значит,и денег нет.А кушать хочется всегда.Вот и стала по моргам шастать, чтобы хоть мертвечиной червячка заморить.Вы бы ей хоть миску супа дали.
+1
+2
-1
а эта света была девственницой?
+1
-4
-1

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх