Дожить до финала

Очень страшная картинка
 
Всего голосов: 43

Дожить до финала

На экране монитора девушка убегала по лесу, огибая кусты и перепрыгивая через коряги и брёвна, то тут то там высовывающиеся из земли. Не лес, блин, а полоса препятствий какая-то! Ещё и картинка вся трясётся немилосердно, будто оператор целый день на стройке перфоратором хреначил стены, а теперь с трудом может стакан ко рту поднести, ничего не разлив, не говоря уж про камеру.

Жертва обернулась на громкий хруст ветки и пронзительно завизжала, по-идиотски кривя рот. Какая же ужасная актёрская игра! Я поломанной ветке и то больше поверил. И посочувствовал.
Из темноты вышел здоровенный бугай в маске, сшитой из волчьих задниц. Кстати об убийце...

Всегда веселило, что маньяк, еле-еле передвигаясь в кадре, постоянно каким-то непостижимым науке чудом догоняет свою жертву. Ещё и чай, небось, успевает попить между делом. Или ножик заточить. У этого, правда, не нож, а трезубец. Трезубец, народ! Я, когда увидел в первый раз, ржал, чуть не сдох. Типа мачете и топоры уже устарели, надо более экзотичное орудие смерти. Так скоро дойдём, что в ужастиках будут убивать черпаками да ёршиками заострёнными.

В это время героиня, ранее почти что в полной темноте видевшая все преграды на пути, естественно спотыкается об гриб или муравья, громко шлёпается, как мешок с навозом и начинает ползти. Подняться и продолжить бежать нельзя, нужно ооооочень медленно ползти, хныча о нелёгкой судьбе и прося пощады. Смотря на своего преследователя милой улыбкой прожжённой потаскухи.
Да, конечно, маньяк, выглядящий как сосед дядя Ваня, две недели беспробудно предававшийся размышлениям об устройстве вселенной и сущности бытия вместе со своим другом Самогоном, заросший, с красными глазами и вонью, сбивающей с ног, жестоко убивший всех приятелей, с висящими на поясе головой твоей лучшей подруги и яйцами парня, тебя-то точно пощадит. Так и вижу этот замечательный в своей наивности диалог:

— Отпустите меня, я никому ничего не скажу!
— Ну... ладно, иди. Вот деньги на такси. Приезжай ещё. И оставшихся друзей зови.
— Но вы всех убили...
— Тогда заведи новых. И приезжай.

Тьфу, блин, полная хрень. Потом появится недобитый герой, истекая литрами крови, спасёт девку, может помрёт сам, не от потери красной жидкости, а от осознания того, в какой срани он участвует, а девушка замочит маньяка, и пофиг, что он выше и сильнее её в 2 раза. Вдарит ему в голову коробком спичек, тот ляхи вверх и задерёт. Только тапочки полетят в стороны. Хэппи энд!
Либо маньяк окажется крепче и выживет, не смотря на десять тысяч выстрелов в голову, разрубания пополам и ядерного взрыва. И в самом конце выскочит из-за угла, из-под земли или из бардачка машины и грохнет эту задолбавшую визжащую шмару. Шаблонная чепуха...

Прям настроение даже упало. Хотел расслабиться, посмотреть ненапряжный фильм под пивко, а в итоге так раскритиковал его, что выбесило всё. Последнее время это часто происходит - глупый сюжет, глупые персонажи, одни и те же штампы каждый раз. Хоть что-нибудь новое придумали бы!
Я вырубил фильм, со злости не сразу попав на нужную кнопку. Попытался немного поиграть, но настроение было уже безвозвратно потеряно. Плюнул на всё, допил пиво и отключил комп. Немного поворочавшись, всё-таки уснул.

Из приятных сновидений меня вырвал женский крик. Я, от неожиданности запутавшись в одеяле и толком ничего не понимая, чертыхаясь, свалился с кровати. Помянув всех матерей, кое-как выпутался и встал. Сжал кулаки, рассматривая полутёмную квартиру. Шум исходил от компьютера, на котором шёл фильм, хотя точно помню, что выключал его. Подойдя поближе, я недоумённо уткнулся в монитор. Какая-то компания из двух девушек и пары ребят сидела в большой комнате, типа гостиной, и весело что-то неразборчиво обсуждала. Я прислушался, поскрёбывая подбородок. Девчонка упрекала парня в том, что он опрокинул на неё вино, а тот вяло объяснялся, пытаясь свалить происшествие на другого. Мой взгляд переместился на название — "Дожить до финала"
Я такое точно не скачивал. Чушь полная. Потянулся мышкой закрыть проигрыватель. Ребята тут же уставились на меня. Получилось довольно крипово, учитывая общую обстановку.

— Что так долго пропадаешь, Сань? — обратилась одна из девушек. Плавный наезд камерой на её выпирающую грудь и взмокшую одежду, которая эту грудь очень качественно облепила.
Я недоверчиво ещё раз оглядел по сторонам свою небольшую комнату. Что за ...?
— Ну что ты как вкопанный встал, давай за встречу, — махнул мне тот неуклюжий парень бутылкой пива.

Я отступил от стола. Помотал головой, чувствуя пересохшее горло. Первый раз глюки словил. Такие реалистичные...Закрыл глаза. Открыл их...
И очутился рядом с этой компанией. Вцепился руками в здоровенный диван, хрипя от неожиданности. Ощупал его. Подушечки пальцев ощутили кожаное покрытие, что не добавило мне счастья.
— Это сон... — прошептал я чуть слышно, — обычный сон.
— Сане больше не наливать. Что-то он совсем прибитый, — засмеялась... Аня.
Аня? С какого такого хрена я знаю как зовут эту девушку?

Серёга сунул мне в руку бутылку. Она приятно холодила и я тут же приложил её ко лбу, боясь, как бы мои слабые мозги не вскипели от происходящего. И на ощупь стеклянная тара очень правдоподобная. Посмотрел по сторонам, всё ещё ничего не соображая. В голове творилось непонятное. С каждой минутой в мозг добавлялась новая информация, которой по идее не должно быть.
С одной стороны я понимал, что нахожусь непонятно где и непонятно с кем. С другой постепенно вспоминал, как кого зовут. Что скоро летние каникулы и мы долго друг друга не увидим. "Хотя какие каникулы, я уже лет восемь как закончил институт!" Что эта встреча очень многое значит для Ани, которая только недавно в нашей компании, что та грудастая, Наташа, давно хочет переспать с мускулистым Игорем и сегодня у неё предоставится шанс сделать это. Что Серёга, стеснительный малый, и всё никак не решиться подкатить к Ане. Мелкие вещи, происходившие со мной и с ними. С Владом, например, мы несколько дней назад так жёстко бухали, что полезли к подругам на пятый этаж в общаге, заблевали их коридор и были с позором вышвырнуты. Я смотрел на всю компанию и мозг жёстко тупил, как подвисший компьютер, одновременно транслируя мне настоящие, реальные воспоминания и эти, неизвестно откуда взявшиеся.

Бросив бутылку на пол и забрызгав шикарный ковёр, я подбежал к двери, открыл и выскочил наружу. Рядом с непонятными личностями находиться я точно не мог. Нужно хоть немного, хоть что-нибудь понять. Ребята так и остались внутри, даже не делая попыток догнать меня.
На дворе была ночь. Видимость какая-никакая, но пока что есть, хотя ветер издалека гонит, буквально, чёрные тучи. Словно гигантское облако черноты медленно подползает сверху. Пройдёт максимум час и оно уже будет рядом. Я отбежал подальше. Мы находились в большом двухэтажном доме. Не наподобие загородной дачи или деревянной избы, а больше... как в американских фильмах. Совсем не наша обстановка. Красивый, ухоженный, с подстриженным газоном, небольшим мангалом во дворе, он выглядел слишком прилизанно, будто с картинки. Я вспомнил, что это место мы сняли на выходные где-то в Подмосковье. Как я из Воронежа очутился здесь другой вопрос.

А вокруг стоял стеной лес, полностью закрывая обзор и не давая различить, есть ли что-нибудь дальше. Вид этого леса показывал, что не стоит и думать идти через него. Слишком мрачным, густым и пугающим он выглядел, выставив длинные ветки, словно копья. Лишь небольшая тропинка, по которой похоже мы приехали сюда, сузившись вдвое, вилась дальше.
Где-то в глубине чащи раздался протяжный вой. Замечательное место. Только ужастики снимать.

— Бууу! — громко произнесли сзади.
Я крутанулся на месте, не удержался от такого финта и шлёпнулся на землю, раззявив рот.
— Игорь, урод ты этакий! — поднялся и посмотрел на него. Высокий, крепкий, спортсмен, на таких обычно вешаются девушки, открытая самодовольная улыбка, из богатой семьи, благодаря ему, в большей степени, мы и смогли заполучить это место. Да ещё и любитель подколоть и поржать.
Всё это промелькнуло у меня в голове за несколько секунд.
— Пошли, балда, в дом, что ты тут стоишь! — он хлопнул меня по плечу.
— Ага..., — я рассеянно и покорно поплёлся следом, словно так и надо. Игорь вдруг замер, не дойдя до двери. Чутко прислушался, повернув голову набок. Я уткнулся ему в спину, чуть не свернув себе нос.
— Мать твою, каланча, что встал, как вкопанный?
— Ты слышал? — он испуганно повернулся ко мне. С лица быстро сползла жизнерадостная улыбка.
— Что? — я почувствовал его страх и тоже заозирался. — В лесу кто-то выл недавно. Волки, наверное.
— Нет, где-то здесь. По-моему справа.

Я напряг слух. Тишина. Потом из темноты прозвучал шёпот. Тихий, шелестящий, словно из неоткуда, он заставил передёрнуться, чувствуя холодные мурашки по телу.
— Тебе будет очень плохо...
— Блин, что это? — меня снова затрясло. Затылок заныл от вспыхнувшего озноба.
— Очень плохо..., — таинственный шёпот приближался. Я уже видел неясный силуэт, протягивающий руки, — ...поэтому постарайся снова не заблевать ковёр, дурила!
Сзади раздался гогот. Это ржал Игорь, снимая меня на камеру. Из темноты вышел Серёга, немного пристыженно на меня поглядывая. Посмотрел на моё лицо и тоже не смог сдержаться, начав хохотать, запрокинув голову.
— Ну и рожа у тебя, чувак. Небось в штаны приспустил? — Игорь не мог остановиться.
Я облегчённо выдохнул и вытер вспотевший лоб. Сердце, казалось, уже оторвалось и постукивало где-то в районе пупка.
— Вы два урода, вот что я скажу.
— Надо девкам показать, — Игорь отмахнулся от меня и помчался внутрь, чуть не спотыкнувшись об порог.

Я прошёл за ним, осторожно поглядывая под ноги. Чем больше проходило времени, тем более спокойнее мне становилось. Удивительное ощущение - вместо криков "где я, чёрт возьми?!" на расслабоне шагаю в неизвестный дом. Но при этом я всё же осознавал, что это какое-то неправильное место, но не мог чётко сформулировать в чём это проявлялось.
Внутри дом тоже не был похож на обычный. В начале я его особо не рассматривал, но сейчас...всё выглядит не так как надо... Опять американщина в обстановке. Посередине комнаты находился большой мягкий диван и два глубоких кресла. Полупрозрачные шторы на окнах, картины с природой на стенах, несколько шкафов. Камин, незажжённый, но уже со стопкой дров. На нём расставлены мелкие игрушки из фарфора. Приятная музыка льётся из колонок.
Стандартный загородный дом из фильмов. Как под копирку.

Я, терзаемый всеми этими сомнениями, поднялся наверх. Зашёл в ванную комнату, безошибочно распознав нужную дверь. Опять же - откуда я знаю где что находится?
Наклонился над раковиной. Медленно умыл лицо прохладной водой. "Твою-то мать куда я вляпался?" Посмотрел на своё угрюмое отражение в зеркале небольшого шкафчика. Раскрыл его. Зубная паста, таблетки и другая мелкая фигня. В голове заиграла тревожная мелодия на одной ноте. Я захлопнул дверцу.
Музыка взвизгнула. Я тоже.
Сзади стояла Аня. Практически вплотную прислонившись ко мне.

— Какого хрена ты подкрадываешься? — я схватился за сердце, только недавно вернувшееся в прежнее место обитания. Музыка смолкла так же неожиданно, как и появилась.
— Я... — она задумалась. Пожала плечами. — не знаю... Просто решила постоять за тобой.
— Молодец, блин, с тебя штаны новые, — я отдышался, делая глубокие выдохи. — А музыку слышала?
— Ты о чём? — девушка непонимающе уставилась. И сразу же отмахнулась от вопроса, который хотел уже сорваться у меня с губ. — Мы там нашли спиритическую доску. Хотим вызвать какого-нибудь духа. Прикольно, правда?
— Ага... замечательно просто, — я совершенно не разделял радости. Задумался.

Присмотрелся к ней более внимательно, как и к комнате внизу. Как и к обстановке снаружи. Начал вспоминать остальных ребят. Мои краткие описания про них. Безумная догадка возникла в мозгу. Настолько безумная, что не верилось, что такое вообще возможно.
— Ты же умная, да?
— Ну, — она покраснела и замялась, — есть такое.
— Но до поры до времени находишься в тени, хотя храбрая и ближе к финалу сможешь пересилить себя и отмудохать негодяя. А Игорь у вас мачо, типа, лидер, качок и спортсмен, — я начал развивать мысль, которая крутилась у меня в голове, обжигая виски. — Наташа - глупенькая сисястая красотка, да и ещё и блондинка. Серёга тоже умный малый, такой стандартный персонаж, в последнюю секунду придёт на помощь, тайно влюблён в тебя и всё такое.
Она ещё сильней запунцовела. Подняла брови.

— С чего ты взял?
— Знаю, не мешай, — я ошарашенно уселся прямо на пол, не заботясь о чистоте штанов. — А у вас друг - негр есть? Может я его не увидел?
— Ты о чём вообще? Не пугай меня, Саш.
— Значит "чёрный умирает первый" не будет... Хотя... мы же в России, откуда здесь ему взяться.
"Вместо него будет Влад. Единственный безликий статист. Второстепенная, а то и третьестепенная роль. За всё это время я от него ни одной реплики не услышал"
— Что ты такое говоришь?!
— Я в фильме ужасов, — прошептал я еле слышно, колотя затылком по плитке. Боль помогла не сойти с ума. — Как такое произошло? И как отсюда выбраться...

Снизу раздались весёлые голоса. Будто звук до этого момента был на минимуме, а сейчас, наоборот, выкрутился на максимум. Складывалось ощущение, что ребята практически за дверью.
— Нас зовут, — Аня проигнорировала мои безумные слова, схватила за руку и поволокла на выход, невзирая на слабые протесты. — Хватит фигню нести!
Я, поражённый своими мыслями, позволил себя отвести к остальным. Поплёлся, как баран на привязи.
— Ну, чё, вы там так долго? А? — Игорь, идиотски улыбаясь, тыкал меня плечом. — Показал ей свою змею? Гы-гы.
— Заткнись, идиот, — стукнула его по голове Наташа, — давайте начнём уже. Сколько можно бегать туда-сюда! Будет весело!

Доска лежала посередине стола. Старинная, потемневшая от времени, она так и манила к себе. Буквы алфавита, цифры от одного до девяти, слова "да" и "нет", маленький чёрный указатель. Я помотал головой.
— Не, ребят, это хрень полная. Не стоит начинать.
— Боишься? — заржал Игорь. — Вон даже Серёга согласился.
— Будет интересно, Сань, — он потёр переносицу и поправил очки. Повторил за Наташей. — И весело.
— Ага, супер просто. Вызовете какую-нибудь потустороннюю чупакабру, она вселится в одного из вас и поубивает всех. Ну, почти всех . Выживет или Аня, или ты, я не понял ещё.

Сверху раздался грохот. Будто опрокинули что-то тяжёлое.
Все передёрнулись. Аня вполголоса ругнулась.
— На чердаке похоже...Я схожу, гляну, — вызвался Игорь и направился к лестнице.
— А ну, стой! — я подскочил к нему. — Ты, что - идиот?
— Да, — он согласно кивнул и заулыбался.
— Ох, точно, — я хлопнул себя по голове. — Если я действительно нахожусь там, где думаю, то тебе нельзя туда!
— Сань, хватит умничать, — он сдвинул меня в сторону и решительно направился дальше.
— Да стой ты!
От мощности оркестрового удара из моих ушей чуть не полилась кровь. Дом мгновенно погрузился во мрак. Да такой, что хоть ножом режь.
— Блин, — я схватился за голову, — хватит уже!
Я стоял в темноте, напряжённо вглядываясь вперёд. Ничерта не вижу...Мелодия скрипки, как вилкой по тарелке. Засунуть бы эту вилку невидимому звукачу кое куда...и меня сзади хватает чья-то рука. Это Игорь.

— Вы меня до паралича хотите довести? — изо рта вырвался злобный стон. — Следующий кто так сделает получит по морде!
Он, выпучив зенки, уставился на меня.
— Скажи, ты вообще зачем обошёл меня и схватил сзади? — я не мог сдержать эмоций. — За что мне всё это?!
— Ладно, Сань, — пристыженно прогундел он, — щас во всём разберёмся. Наверно, пробки выбило. Пойду проверю.
— Один? В темноте? Даже без сраного фонарика?
— Ну, а чё такого?
— Всё нормально, всё хорошо, — я погладил себя по голове, — ты сможешь, Сань... Пошли вместе.
— Да я и один смогу...
— А я говорю пошли вдвоём. Все остальные живы - здоровы?!

Народ нестройно ответил, что Влад пропал, а так всё замечательно и в полном порядке.
— Это просто сон, — я сильно ущипнул себя за щёку, — чёрт, больно! А ну ударь меня.
Игорь ударил. Стало ещё больней. Хорошо зуб не сломал, урод здоровенный.
Мы направились к подвалу. Девушки зажгли свечи, непонятно как, здесь взявшиеся. Очень странные - практически чёрные, даже пламя было какое-то тусклое.

— Ой, может не будем пока свет включать? — захлопала ресницами Наташа, подмигивая Игорю, — давайте так оставим! Такая атмосфера романтическая получается.
И подтолкнула Аню к Серёге. Оба стыдливо заулыбались, но не разошлись обратно.
— Скорее мрачная, — я не разделял их интересов, — со светом спокойнее будет.
— Ладно, Сань, расслабься, — Игорь понял все намёки Наташи, подошёл, приобняв её, — Наталья, не поможете мне поискать нашего непутёвого друга Влада наверху?
Я влез между ними, чувствуя себя бабкой, говорящей "вы ещё потрахайтесь здесь"

— Не, ребят, не в мою смену, — я был непоколебим, — ещё толком не понятно, что здесь творится, но знаю точно - дружба организмами в таких местах до добра не доводит. Инфа соточка.
Из тёмного угла раздался писклявый голос.
— Мама.
Серёга бесстрашно пошёл на звук и вынес на свет большую куклу. Большую стрёмного вида куклу.

— Ой, какая прикольная! — радостно взвизгнула Наташа, будто совершенно позабыв про неудачу с Игорем.
Я внимательно присмотрелся к кукле. Размалёванное бледное лицо, растрёпанные волосы, рот, целиком незакрывающийся - выглядит прямо как моя бывшая с утра. Мда... такой красивой рожей только доводить людей до самоубийства. Она неожиданно скосила на меня глаза-пуговки.
— Серёг проверь, есть ли у неё батарейки.
— Нет, — парень удивлённо смотрел на спину игрушки. В отсеке было пусто. — Как тогда она говорила?
Я выхватил куклу из рук. Бережно положил на пол. И с размаху принялся бить ногой ей по голове. Игрушка проскрипела "за что", что-то пшикнула напоследок и заткнулась.
— Вот и нет проблем, — я осмотрел ошеломлённые лица вокруг, — можете не благодарить за спасение. Кстати...
Взял со стола спиритическую доску и отнёс её в чулан, хорошенько закрыв за собой.
— Поверьте, так будет лучше. Если увидите ещё что-нибудь непонятное говорите сразу.
— Типа такого? — Влад протянул мне небольшую тетрадку. — Там на непонятном языке написано, я думал это стихи, хотел почитать вслух.
Я, даже не глядя, порвал её. Отряхнул руки. Только потом посмотрел на парня.

— А ты откуда взялся?
— Ходил наружу, выяснял что со светом. Щиток с проводами, короче, оборваны. Если это чья-то шутка, — он обвёл взглядом всех, — это ни фига не смешно.
— Да и хрен с ним с электричеством, — Игорю было вообще фиолетово на всё, хотя сам первый и порывался, — давайте расскажу историю об этом месте...
Заиграла таинственная тихая мелодия. Жалко кроме меня никто её не слышит.

— Говорят, — произнёс Игорь жутким голосом, и пламя свечей, задрожало, будто кто-то невидимый дунул на них, — что здесь, лет семь назад, произошла жуткая резня, прямо в этом домике. Убили пятерых ребят, примерно нашего возраста. Их нашли освежёванными, развешенными на верёвках в лесу, словно куски сала синичкам.
Я поперхнулся от такой аналогии, но промолчал.
— Выглядела компашка настолько отвратно, что начальник полиции закричал, что "он слишком стар для этого дерьма" и вышел в окно. Первого этажа. Потом через пару месяцев с трудом, но вычислили убийцу. Им оказался лесник - единственный человек, кто здесь проживал, кроме погибших. Оказалось его в детстве бил отец и не разрешал общаться с другими детьми. Он вырос, убил батю и тех ребят, за то что они смеялись над его уродливым лицом, ведь он родился страшным мутантом. Таким уродливым, что даже мать при его рождении сказала "да ну на...уй" и задушилась пуповиной. Когда нагрянула полиция он сидел в кресле и разговаривал со своими носками, натянутыми на руки. Они заменили ему друзей... Его расстреляли из автоматов при задержании, а потом поджарили на электрическом стуле, но с тех пор его дух всё ещё бродит здесь в поисках новых жертв...
— И новых носков, — добавил я, — что за лютую пургу ты несёшь? Может, что поинтереснее есть?
— Есть, — Игорь на пару секунд замолчал и продолжил, — стоит тут неподалёку тюрьма и из неё недавно сбежал маньяк - людоед. Его излюбленным блюдом были поджаренные ломтики мяса с задницы, сервированные тушеным дайконом, маринованной морковью и семенами горчицы.
— Не, спасибо, дальше. Может тут и кладбище какое есть? Домашних животных, например?
Он удивлённо выпучил на меня глаза.
— Откуда ты догадался? Животных нет, но мне рассказывали, что здесь, в окрестностях, есть тайное кладбище, лично расстрелянных Сталиным! Мы могли бы сходить, посмотреть.
— Это тоже мимо, не хочу зомби - коммунистов с серпами и молотами.
— Ребята, гляньте, что я нашла, — Аня показала нам книгу, — прямо здесь на полу валялась. Давайте почитаем?
На обложке большими русскими буквами было написано "Некрономикон"

Я выхватил книгу из её рук. Подошёл к входной двери, распахнул. Швырнул, как можно дальше.
На улице мгновенно начался дождь.
Всё небо заволокли тучи, полная темнота, озаряемая только вспышками молний. Одна из них осветила стоящий силуэт недалеко от дома. Несколько секунд, ещё один разряд... и на том месте зияет пустота.
— Началось... — прошептал я и закрыл дверь.

Немного помедлив, я опять распахнул её, высунувшись наружу. Не знаю, может ожидал, что погода снова станет относительно нормальной или увижу маньяка, крадущегося на цыпочках к дому, пока никто не видит. Его появление, конечно, было слишком пафосное. Гром, молния, исчезновение... Хотя такими вещами уже не запугать. Особенно если представить, что он, просто подгадав момент, спрятался за деревом и стоит такой лыбится, довольный произведённым эффектом. Ну и пусть мокнет под дождём, дурак!
Пока я размышлял у двери, из гостиной все пропали. Только пара свечей кое-как разгоняли мрак в большом помещении. Что же за неспокойная компания мне попалась. За. Ши. Бись!

Включился телевизор на стене, ослепив меня непривычно ярким светом. Там какая-то хрень, закутанная в белый балахон, направлялась в мою сторону. Вытянула тощую бледную руку и постучала костяшками пальцев с той стороны экрана. Длинные волосы скрывали лицо...да я и не хотел бы его видеть.

— Ну уж нет! — я подскочил и выключил прибор.
Телевизор заискрился, но через секунду опять заработал. Выдернул розетку. Тоже не помогло.
— Я ведь человек негордый, могу и стулом врезать, — с угрозой в голосе сказал я в пустоту.
Экран обиженно хрюкнул и погас, невзирая на скрежет пальцев существа по монитору.
Зато задребезжал, непонятно откуда взявшийся, телефон на столе. Тут похоже всё берётся из неоткуда...Я посмотрел на высветившийся номер, состоящий из одних шестёрок, и взял трубку. Хуже не будет.
— Семь дней. Ты умрёшь через се...
— Да вы издеваетесь надо мной, — перебил я. — Вы ошиблись, у госдумы другой номер.

Смысла стоять не было и, схватив самую крупную свечку, я направился наверх, предварительно притащив вплотную к двери одно из кресел. Может немного, но задержит того, снаружи.
Вдруг цель этого идиотского сна, а я принял всё-таки пока решение, что всё вокруг ненастоящее, в том, чтобы остаться в живых? Или сделать так, чтобы все добрались до финала? У меня, наконец, появилось время хоть немного обдумать всё. На улице убийца, это точно, но что дальше? Он один или это какая-нибудь группа культистов или семейка уродов - каннибалов? Если один, то обычный маньяк или бессмертный, типа Джейсона или Майерса? Может надо его раньше времени попробовать прибить? По идее, глядя на персонажей, должна выжить Аня, ну и завалить его по ходу дела. Последняя девушка.

Серёга под вопросом. Либо тоже остаётся относительно целым, либо умирает ближе к концу, спасая Аню от какой-нибудь напасти. Остальным точно звездец. Только вот куда вписываюсь я в этот весёлый сценарий?
Всё равно детали не стыкуются. Куклы, книги, духи. Такое ощущение, что "сюжет" правится на ходу. Кто-то решает по какому пути мы пойдём дальше. И кто в итоге будет противником.
Пока что здесь получается стандартный слэшер. Группа подвыпивших ребят, вдали от цивилизации, против непонятного убийцы. Хотя, видимо, были и другие варианты. Или будут...

Слишком много всего понамешено... Голова трещит от всех непоняток. Но для начала надо собрать этих непутёвых оболтусов в одну кучу. Я всё ждал чьей-нибудь руки на плечо, музыки, оглушительно бахающей по ушам. Или другого скримера, заставляющего анус сжиматься на субатомном уровне. Но всё было спокойно. Даже не выпрыгнул никто из темноты, визжа прямо в лицо.
Поднявшись на второй этаж, я сунулся в первую попавшуюся дверь. Распахнув её, мне предстала интереснейшая картина - страстно целующиеся Аня с Серёгой. Уже без верхней одежды. А зайди я на минуту позже и без нижней бы остались!

— Студентики, чтож вы себя не бережёте-то?! — рявкнул я, закатив глаза. — Попросил же по- человечески свои пестики и тычинки оставить в штанах.
— Да у нас что-то вспыхнуло в головах, — растерянно сказал Серёга, быстро надевая рубашку и прикрывая Аню, — страсть обуяла...
— Знаю я, что там вспыхивает. И явно не в голове. Потушите пока свои огни, приберегите до финальных титров. Где остальные гуляют?

Пока парочка, стыдливо отводя глаза, одевалась, снизу раздались голоса, зовущие нас. Мы спустились. Я замыкал нашу маленькую процессию, пристально разглядывая каждый тёмный уголок. Довольный Игорь и раскрасневшаяся Наташа, стоявшие у начала лестницы, наводили меня на печальные мысли. Вот они успели всё-таки. И главное - в полной тишине. Надо было вначале проверять первый этаж! Хотя... тогда на втором произошла бы подобная сцена. Что так, что так, полный бардак.

— Ну и что это значит?
— Мы это... на кухню сходили... вкусняшек попробовать, — Игорь смотрел на меня так, будто опасался, что я всё пойму.
— И как? — я закрыл глаза и покачал головой. Как же вас спасать, если вы сами лезете в петлю? — Вкусная ватрушка?
— Кислая немного, — Игорь рассматривал свои ноги, — зато мы фонарики нашли.
Не успел я вывалить на них ещё кучу претензий, как сверху раздался вопль, быстро сменившийся хрипением.

— Как мне надоело бегать туда-сюда, — пожаловался я в пустоту. Принялся командовать, тыча пальцем в каждого. — Девушки стоят здесь. Прямо вот тут. Никуда не уходите! Понятно сказал?
— Мы не глупые, всё поняли, — ответила Аня.
— Серёг ты тоже останься, на всякий случай.
Он не стал возмущаться, судя по лицу, даже обрадовался.
Мы с Игорем поднялись наверх. Эта лестница уже стала мне, как родная. Ещё несколько беганий по ней и запомню количество ступенек.
— Кажется Влад кричал, — поделился со мной парень, — похожий голос.

Я промолчал. Не стал раньше времени наводить панику. Хотя мысленно убрал со счетов Влада. С кого-то маньяку надо всё-таки начинать.
Неяркий свет выбивался из ванной комнаты. Мы, осторожно ступая, подкрались поближе.
Игорь подошел к двери, я встал за ним, свет фонаря освещал часть коридора и дверь, ведущую внутрь. Мы застыли на пороге, не решаясь пойти дальше.
— Ладно, открывай аккуратно, — прошептал я, глядя на посерьёзневшее лицо Игоря. Ему тоже стало не до шуток.
Тот сжал губы и несильно толкнул её.

Влад, недвижимо, сидел на толчке. Изо рта что-то торчало. Чуть вытянув голову вперёд, я понял, что это ёршик, вбитый ему почти полностью в глотку. Хотел такое орудие убийства — получите, как говорится, распишитесь. Друг, немного накренившись набок, сполз вправо и упал на пол, напугав нас до усрачки.

Мы переглянулись с Игорем. За шумом в ушах и грохотом сердца, я только увидел его шевелящийся рот, пытающийся что-то сказать. Холодный воздух пронёсся по коридору, пройдя по нашим лицам и устремившись дальше.
Не сговариваясь, мы помчались из комнаты. Подошвы скользили по полу, а звук моего дыхания, казалось, заглушал топот Игоря. Я потерял равновесие и упал, больно ударившись коленом, кое-как поднялся и рванул дальше. Мы кубарем скатились по ступеням и предстали перед остальными, потные и дрожащие от страха.
Если раньше, я как-то относился ко всему этому несерьёзно, то сейчас, вид мёртвого Влада, отрезвил меня полностью. Я понял, что могу закончить так же. Мысли о том, что всё нереально, покинули голову. Что будет, если я окажусь на его месте? Всё это слишком похоже на настоящее, чтобы быть пьяными сновидениями.

— Что там случилось? — Наташа, видя наше состояние, пугливо переводила взгляд то на меня, то на Игоря, — что вы увидели?
— Звони ментам, срочно! — у Игоря слегка дрожал голос, но в целом он как-то чересчур быстро успокоился. — И валим отсюда!
Связи ни у кого не было. Я и забыл, что телефоны никогда не работают, когда начинает твориться какое-нибудь дерьмо. Закон жанра.
Игорь всё порывался выйти на улицу, к машине. Я еле удержал его. Уверен, что колёса спущены и бензин вылит на землю. Меня, как и Игоря, тоже начало накрывать спокойствием. Вроде бы и друга убили, но надо же и о себе думать. Решать дальнейшие проблемы.
Наконец-то, на возмущённые вопли девушек, мы им сказали правду. Что Влад мёртв, а я видел кого-то на улице. И сомневаюсь, что этот незванный гость электрик, сантехник или доставщик пиццы. Наташа, под стать своей роли дурнушки, рванула наверх, увернувшись от руки Игоря, думая что мы её разыгрываем.
Моя злость на всю эту тупость, сменилась удивлением, когда в комнате не обнаружилось лежащего тела. Ни крови, ни следов. Ничего.

— Быть такого не может, — прошептал Игорь, косясь на меня.
— Вы балбесы! Зачем так пугать нас! — ярилась Наташа, а Серёга согласно поддакивал.
Одна Аня тихо стояла в проёме. Прижав одну руку ко рту, она светила в потолок. Я обратил на это внимание, и проследив за её взглядом, хмыкнул. Что-то новенькое...
Пропажа трупа, в подобных сюжетах, не нова. И объясняется, примерно так же, как и сверхъестественная скорость убийцы. Типа пока герои рассуждают о жизни нашей грешной, он быстренько выносит труп, может в бочке с кислотой растворяет, потом хватает швабру, тряпку и какой-нибудь "Мистер Пропер", и начинает уборку, напевая под нос весёлые песенки.
Но вот, когда на потолке остаются кровавые следы ног и рук, будто что-то выбежало из комнаты, позабыв про гравитацию, это уже никуда не вписывается.
Я, как можно незаметнее, покачал головой Ане. Она умная девушка, поймёт, что поднимать лишнюю панику не нуж...

— Ааааа! Мы все умрём!!! — её лужёной глотке позавидовал бы солист любой металл-группы.
Все вздрогнули. Раздался громкий треск. Мы одновременно посмотрели на Серёгу.
— Чё вы вылупились, не я это!
— Звук из другой комнаты, — поддержал его Игорь.

Мы гурьбой вышли и встали перед "шумящей" дверью. Мне в голову опять полезли мысли об исчезновении Влада. Пропало бы тело просто так. И думать не надо. Но следы на потолке рушат всю картину. Это уже не просто дурашливая резня студентов, а какой-то мистический триллер. И музыка в голове прекратилась. Хорошо это или плохо - я ещё не понял. Надоела уже эта суета и кутерьма. Что же сделать, чтобы вырваться отсюда?
Игорь приложил ухо к двери.

— Кажется я что-то слышу!
— Дружище, не начинай, — я улыбнулся.
— Я серьёзно, там какие-то звуки есть.
— Уверен, что когда мы зайдём, там будет пусто. Это такая хрень для нагнетания атмосферы. И потянуть время, — я, в свете фонарика, пристальней присмотрелся к самой дальней комнате, и стоявшей рядом лестнице на чердак, — чтобы убийца выскочил совсем из другого места. Вы доску для вызова духов наверху нашли?
— Да, — ответила Аня, — но какое это имеет отношение к творящемуся здесь? Хватит уже сказок про маньяков своих и убийц, вы с Игорем неплохо нас разыграли, признаю. Пусть Влад выходит уже, шутка чересчур затянулась.
И толкнула дверь.

Та стукнула в лоб какому-то здоровенному детине в шапке с прорезями, как у грабителя. Он, от неожиданности, выронил мачете приличных размеров на ковёр. На котором был краской начертан рисунок, типа пентаграммы.
Народ, истошно визжа, как поросята на убой, увлекли меня за собой по коридору к лестнице. Сзади загрохотали шаги этой махины.
Всё должно быть по другому! Почему некоторые вещи — наподобие внешнего вида маньяка и его оружия (мачете? ну, это несерьёзно), прямиком из списка штампов фильмов ужасов, а другие, будто из других жанров прилепились.
Мы забежали на кухню. Ребята, еле дыша, переводили дыхание, хотя пробежали совсем немного.

— Я говорил, что не нужно было сюда ехать, — заныл Серёга, кое-как отдышавшись, — у меня предчувствие было. И вещий сон. Я сказал, что это поездка в один конец!
— А я говорила, что дом пользуется дурной славой. Про него рассказывали, что он с привидениями! — вторила ему Наташа.
— И ещё тут кругом сумасшедшие дома, тюрьмы и психушки, — добавила Аня.
— А помните, нам на заправке, какой-то полуслепой дед, когда узнал куда мы едем, сказал, что мы повернули не туда в этой жизни, раз собрались отдыхать здесь?
— Так какого, мы сюда, в итоге, поехали?— Я не знал смеяться мне или охреневать от происходящего. — Раз столько всего понаговорили про это место нелицеприятного, может, и в самом деле, нужно было другое место искать для отдыха? Хотя... для чего я ищу ответы? Даже если перед домом висела бы табличка "вы не доживёте до утра" или "покайтесь перед смертью грешные шкуры" всё равно заселение это не испортило. Сраные законы жанра.
Все, немного задумавшись, ответили, что уехать назад было бы неинтересно. А табличку "вам всем конец", написанную красной краской прямо перед домом, Игорь успел выдернуть, прежде чем я её увидел.

— А сейчас, вообще супер? Прямо чувствуется веселье и азарт?
Перебив меня, по коридору, по направлению к нам, раздались шаги.
— Эй, там есть кто-нибудь?! — вдруг заорала Наташа.
Я вздрогнул, перепугавшись от неожиданного шума прямо в левое ухо, сильнее чем от маньяка.
— Мы убежали от громадного ублюдка с грёбанным гигантским мачете, как думаешь, кто там ещё может ходить? Явно не наш школьный трудовик Пётр Семёныч с четырьмя пальцами на обеих руках.

Еле освещаемая фонариками, вдалеке, вышла махина, медленно направляясь к нам, чуть ли не прогулочным шагом. Долбанный мамин бродяга, папин симпатяга... Хотя весь его вид внушает трепет, тут не поспоришь. И коридор вроде был раза в два короче. А сейчас такое ощущение, что он метров пятьсот длиной. Но это так, заметки вслух.
— Надо разделиться, ребята, — выдал замечательную идею Игорь. Самое время для побегушек врассыпную... — Я бегу с Наташей, Аня с Серёгой, а ты один, Сань.
— Стоп, стоп, что это я один? Почему ни с кем нибудь из вас, третьим?
Игорь задумался. Взгляд на несколько секунд затуманился, зрение расфокусировалось, но потом опять всё стало нормальным. Если это можно сказать в данной ситуации.
— Так нельзя, — наконец он выдал свой вердикт.
— Тьфу, блин, зачем я вообще ищу тут смысл и логику? Разделяться ни в коем случае нельзя. После данного действия самая срань и начинается! Народ, здесь везде ножи и прочая утварь. Чёрт, да тут на столе даже бензопила лежит, — я махнул на неё рукой, показывая, что это не шутки. — Давайте вооружимся и отмудохаем маньяка всей толпой.
— Это неправильно. Он один, а нас много, — заметила Аня без тени усмешки или сарказма в голосе.
Тот, будто бы почуяв, что речь о нём, ускорился. Я схватил первую попавшуюся сковородку и кинул в него. Удар пришёлся прямо в голову и убийца, нечленораздельно ругнувшись, свалился.

— Бежим! — завопила Наташа.
— Куда бежим? Щас я его добью, не очкуйте, — я взял нож, но не успел ничего сделать. Игорь с Серёгой вцепились в меня и, упирающегося, поволокли прочь от этого места.
Девушки немного отставали от нас в суматошной беготне. И немудрено - казалось сам дом меняется на глазах, становясь больше, коридор разветвлялся в местах, в которых ранее ничего не было.
Наташа обернулась, завизжала и споткнулась об невидимую кочку. Упала, горестно всхлипнув.

Ох, стоит юным несчастным девушкам побежать от мужика с мачете, как они превращаются тут же в калек, только что поднявшихся с унитаза, или отлежавших ноги во сне. И спотыкаются обо все, обо что только можно споткнуться, даже об пустоту, так как коридор был девственно чист. И как можно одновременно бежать и повернув голову назад орать, что есть сил? Такое не каждому одержимому демоном по силам.

— Я помогу ей! — крикнул Игорь, замедлившись и направившись назад.
В ходе этой погони отстал и Серёга, крикнув, что он отвлечёт маньяка на себя. Какой герой, я прямо загордился им на пару секунд! Потом наваждение пропало.
Мы с Аней, в итоге, примчались в гостиную. Она, бестолково суетясь, начала перебегать с одного места на другое, схватившись за голову.
— Саш, нужно выйти на улицу! Вдруг, машина всё-таки работает. Или связь появится.
— Я уверен, что нет. Это было бы слишком просто. Там нам будет только хуже. Хотя...

На открытых пространствах частенько и убивают маньяков. Больше места, больше вариативности событий. Наверняка, где-то в лесу, неподалёку, есть его дом или убежище, где будет более ясно с чем мы имеем дело.
Опять это сраное спокойствие! Все разбежались, всё идёт не по плану, ничего непонятно, но я расслаблен. И особо не переживаю за судьбу своих товарищей по несчастью.

— Ладно, Ань, посмотрим что да как. Только тихо!
На улице было всё так же темно, но хотя бы дождь прекратился. Лишь почва тихо чавкала под ногами, заставляя прилагать небольшие усилия, чтобы выдернуть кроссовок.
Машина, как я и предсказывал, была со спущенными колёсами. Но ещё и расписана такими же символами, как в комнате с убийцей. Рядом на земле я разглядел неяркое свечение. Подойдя поближе, стало заметно, что это какое-то белое вещество. Поводя по сторонам фонариком, я понял, что щедро насыпанный непонятный порошок, непрерывной линией устремился по поверхности влево и вправо, чертя какой-то контур.
Аня приблизилась ко мне, обняв сзади.

— Мне страшно! Что это за чертовщина, сотри её, сейчас же! Это больной человек делал.
Мне конечно было приятно её прикосновение, но оно чересчур затянулось. Особенно, когда Аня начала тереться об меня грудью.
— Слушай, ты симпатичная девчонка, но вроде с Серёгой была, — я попытался отстраниться от неё.
— Мне он не нравится, я хотела тебя заставить ревновать хоть немного, — она задышала мне в затылок, а потом развернула к себе, — вдруг мы умрём скоро...
— Всё будет нормально! — я, наконец, через силу, отодвинулся. — Все будут живы — здоровы. А сейчас не лучшее время и место для подобных разговоров.
— Но я хочу тебя прямо сейчас, болван! — девушка крепко схватила меня за руку.

Все мысли и переживания улетучились из головы. Я еле сдерживался, чтобы не накинуться на неё, срывая с себя джинсы, как школьник, впервые дорвавшийся до порнушки.
— Оставишь мне немного? — раздался голос сбоку.
Я остолбенел, недоверчиво щурясь. Там стоял Влад, живой и невредимый. Ну...относительно невредимый. Всё лицо было заляпано кровью и представляло собой месиво из ободранной кожи. В горле зияла дыра, из которой со свистом выходил голос при каждом выдохе. Половины зубов нет, как и верхней губы. Но он, как будто, не замечал своих увечий. Улыбнулся оставшимися и подмигнул, отчего его второй глаз, мерзко хлюпнул и немного вывалился наружу.
— Ну и нахрена ты вылез? — бросила ему Аня. — Не мог потерпеть? Оставалось немного.
— После того, как меня укусило то существо из подвала, я постоянно хочу жрать, — шепеляво прохрипел он, сыпя зубами на землю, — оставь мне мясо. Тебе оно всё-равно ни к чему. Особенно хочу попробовать его мозги. Мозгиии!!!
От этого слова он, будто, впал в экстаз, начав постоянно повторять его, как заведённый.
Заткнулся Влад только тогда, когда прилетевшая из темноты стрела воткнулась ему прямиком в глаз. Невывалившийся.
"Да что тут вообще происходит?!"

"Ну, хоть в чём-то я не ошибся - Влад действительно оказался первым. Правда не так всё рассчитывалось"
Мысли, несмотря на обстановку, были спокойными и уравновешенными. Вот этот несчастный, недоверчиво ощупывает стрелу, торчащую в голове. Пялится на меня своей ужасной обезображенной мордой. Что-то прохрюкав, падает на землю и затихает. Из темноты, в десятке метров от нас, выходит маньяк. Громко кричит, но я не обращаю внимания. Стреляет ещё один раз и попадает Ане в колено. Та шипит и тянет ко мне руки, с удивительно длинными ногтями. Как я их раньше не замечал?

— Саш, помоги мне, — она умоляюще смотрит и хлопает ресницами. Я, как в бреду, хочу что-нибудь сделать, например, унести её на руках в безопасное место, но также быстро сознание отрезвляется. Делаю пару шагов назад.
— Ну, нафиг! — я стремительно несусь к заветной двери внутрь. Больше некуда.
— Стооой, — визжит она мне вслед, — ты что не хочешь узнать мою историю? Как я стала такой? Про Влада?
— Как-то не очень.
— Да что ты за му...— голос обрывается.

Я оборачиваюсь. Мужик, подскочив к девушке, осыпает её белым порошком и от этого Аня начинает трястись всем телом. Она пытается заглянуть в глаза маньяку, наладить зрительный контакт. Поглаживает по ноге, поднимаясь всё выше.
— Я же хорошая, правда.
— Хорошая, плохая...главное у кого ружьё, — пафосно произносит он, выпятив грудь и смотря куда-то вдаль. Достаёт из-за спины небольшой обрез и сносит ей пол головы. Не глядя.
"Блин, было красиво, как не крути. Только мне трусы придётся менять"
— Парень, остановись! — требовательно говорит мне в спину мужик.
Я молча улепётываю внутрь. За собой слышу тяжёлое дыхание. Бежит, зараза! Я думал пойдёт медленно, как раньше.
В гостиной торчит, как столб, Серёга. Увидев меня, он быстро делает страдальческое лицо и идёт вперёд.

— Сань, мне плохо. Что-то происходит. Что-то внутри меня. Нехорошее...Я чувствую...
Ага, зашибись, хорошего я уже и не жду. Что же ты стоял всё это время. Как манекен или актёр, которому пришло время выйти на сцену и произносить свой нудный монолог.
— Не держи это в себе, братан, поешь свеклы, сходи в туалет, только отстань от меня.
Он, корчась, падает на пол, начав кататься по ковру.
В дом забежал маньяк. "Я от всего происходящего скоро сам тронусь рассудком!" У Серёги затрещали кости и стала удлиняться шея, как у долбанного жирафа.

— Я так и знал, что не надо было трогать ту загадочную штуку, недалеко от дома, — из его спины лезут извивающиеся щупальца и какие-то лапы с клешнями, как у краба, но он продолжает говорить, быстро тараторя слова, будто боясь не успеть вывалить эту никчёмную информацию, — перед тем, как напугать тебя я приметил светящийся камень, который дымился и трещал, а из него лезли мелкие чёрные букашки. Ну я и потрогал его. А потом положил в карман и носил всё это время. Что же могло пойти не так?
Изо рта, разворотив всю челюсть, вместо языка, высунулась уменьшенная копия головы Серёги и продолжила что-то верещать шёпотом. Такой метаморфозы даже в пьяном угаре невозможно было представить.
Блин, на адскую помесь Чужого и Нечто я точно не подписывался!

Я с грохотом промчался по коридору и ввалился в первую попавшуюся комнату. Запер её. Надо обдумать, что делать дальше... Что делать, что делать...? Ничего кроме этих вопросов в глупую голову не приходило. На моё несчастье буквально через минуту в дверь громко заколотили.
— Слышь, парень, открой, а? — какой-то грубый бас раздался с другой стороны.
— Это кто? — я не сразу въехал, наморщив лоб и пытаясь вспомнить голос.
— Ды убийца я..., — заканючил он, — пусти, мне страшно...
— Ты совсем ошалел что ли? — я не мог поверить. — Иди нахрен отсюда!
Маньяк засопел за дверью.
— Ты видел что там творится?! Открой, говорю!
— Я вас не звал. Подите прочь! — моя голова просто разрывалась от иррациональности происходящего.
— У меня топор есть, — выдал убийца, — если не откроешь я разнесу дверь и убью тебя.
Не хватало мне ещё мини-сценки "А вот и Джонни"!
— А если, типа, открою, то всё будет хорошо?
Он замялся. Но нашёлся с ответом.
— Убью, но потом. А может и вообще не трону, ты вроде нормальный.
— Меня это не устраивает, — я решил закончить диалог, — пошёл вон, тварь дрожащая.
Маньяк, ещё немного подёргав ручку и поугрожав, захныкал. Раздались удаляющиеся шаги.
Я прислушался. Кто-то всё равно еле-еле дышит рядом с дверью.
— Ты же не ушёл, урод, я всё слышу!
— Слушай, нам надо держаться вместе. Так больше шансов.

И не поспоришь, так-то. Вроде он, особо, и не пытался меня убить. В какой-то степени даже спас. Надо рискнуть, что ещё делать в такой ситуации.
— Хрен с тобой, пролезай быстрее, — я приоткрыл дверь, впуская, возможно, свою погибель.
Он компактно протиснулся в щель, оставленную мной. Мы притаились, настороженно поглядывая друг на друга и прислушиваясь к творящемуся снаружи комнаты.
— Хочешь узнать мою историю? — нарушил тишину громким голосом маньяк.
— Мужик, ты жить совсем не хочешь? Тут отвратная чупакабра, бывшая несколько минут назад моим другом...который мне и не друг в принципе... ползает где-то по дому. Давай молча посидим ещё чуть-чуть, а потом разойдёмся восвояси.
— Хорошо, — он заткнулся. Ненадолго. Нахмурил брови. Постарался чтобы отблески фонаря придали его серьёзному лицу какой-то загадочности. — Мы с братом охо...
— Дееееерьмо, — я схватился за голову и обречённо уткнулся в стену. "Пусть его сожрёт Серёга, я же многого не прошу"

Где-то сверху раздались вопли. Затряслась люстра, ради такого дела включившись и начав бешено мигать лампочками. Дом немного покачнулся, на голову посыпалась штукатурка, запачкав волосы.
Мужик бесстрашно оттолкнул меня и открыл дверь.
— Эта тварь пока-что далеко. Нам нужно быстрее наверх! Помочь!
— Ага удачи, приятно было посидеть, послушать замечательные истории, — я махнул рукой, прощаясь. Попытался оттряхнуть голову, но похоже ещё больше испачкался.

— Ты должен пойти со мной. Ты как-то связан со всем этим, я чувствую! — он силком вытянул меня в коридор. Я, наконец, выдернул свою руку из его хватки. Чтоб вас всех!
— Ладно, ладно, — я настороженно оглядывался по сторонам. Вдалеке, в темноте, где-то в гостиной, шумело уродливое существо.— Только не ори и не свети фонариком. А то мы приманим эту штуку.
Мы аккуратно, как можно тише, подошли к лестнице. Луч фонаря, почти целиком закрытый рукой, давал минимум света, только для того, чтобы не грохнуться об ступеньки.
Шум приближался. Что-то завывало и рычало в дальней комнате, ближе к чердаку. Звучали непонятные гортанные слова, будто какая-то молитва.
Маньяк, хотя я теперь и не знал как его называть в сложившейся ситуации, ускорился и, невзирая на мои угрожающие попискивания, загрохотал сапогами по полу. Ну, теперь точно нас все услышат.

— Брат, я иду! — заорал он. Так ещё лучше. Просто супер интеллектуал.
Распахнул дверь. Перед глазами всё поплыло, как от удара по голове.
Практически идентичный мужик, в маске грабителя, с книгой в руках, монотонно зачитывает предложения на незнакомом языке, немного приплясывая.

На стенах различные символы, значения которых для меня непостижимы. Большой круг, посередине комнаты, из белого, немного светящегося в темноте вещества, наподобие того, что был на улице. В кругу мечется Наташа, с безумными красными глазами, в чёрном одеянии, растрёпанная, рот перекошен и, вообще, представляя собой пугающее зрелище. В который раз - что за звездец тут творится?!
Будто все стандартные сюжеты фильмов ужасов перемешали в миксере и залили мне против воли в рот этот коктейль, смотря, откину я копыта или нет. Уже не только маньяки, но и инопланетянин, и зомби, а теперь ещё и ведьма. А Аня, исходя из логики и своего состояния на тот момент, была чем-то типа демона - суккуба или тварью из фильмов "Особь" и "Приманки", любительницей покушать переполненных спермотоксикозом парней.

Наташа, оправдывая мою догадку про ведьму, немного поднялась над землёй и принялась, завывая, как подбитый мессершмитт, нарезать круги. Но прибывший со мной мужик её быстро утихомирил, начав поливать из фляжки водой. Святая, наверное!
Подруга зарычала и упав, принялась ругаться, пытаясь дотянуться до нас пальцами, но натыкаясь на невидимый барьер, окружающий её.
— Я стала такой уже очень давно! Красоту мне дарует постоянное убийство красивых девушек и последующее купание в их крови. Я заключила договор...
— Сгинь, нечистая! — я тоже решил внести свою лепту, пытаясь перебить её, ибо уже заманали их предыстории. Пару раз перекрестил, хотя и неверующий, но мало ли, лишним не будет.
Мужики посмотрели на меня, как на деревенского дурачка. Даже Наташа замолчала и с интересом уставилась.
— Ты что делаешь? — спросил один из них.
— Крещу, — пробормотал я, краснея от такого пристального внимания к своей скромной персоне, — вы ж святой водой её поливаете?
Вместо ответа он достал зажигалку, чиркнул несколько раз и, дождавшись небольшого огонька, медленно швырнул в Наташу. Та мгновенно заполыхала.
— Я же не успела ничего рассказааать! — завопила она и, пытаясь руками сбить пламя, начала судорожно носиться по комнате. Наконец, спустя минуту, упала в углу и затихла. Конец ведьме.

Не успел я хоть немного успокоиться и рационально пораскинуть мозгами, как нас опять потревожили. Я волей случая отошёл от двери, и когда она, хлопнув, развалилась на несколько кусков, меня всего-лишь отбросило в сторону, неплохо приложив об шкаф.
Существо забежало в комнату, безумно крутя вокруг себя руками и остальными частями тела. "Серёга" был похож на какую-то тефтелину с прилипшими к нему извивающимися макаронинами и клешнями краба.
Может мне просто сильно хотелось есть, но виделось это так. Желудок заурчал с такой силой, что "Серёга" повернулся на шум, отвлекаясь на меня. Его маленькая голова, торчащая изо рта, заулыбалась. Зрелище, скажу, на любителя. Ночные кошмары и мокрая простыня мне обеспечены, если доживу до этого.

— Вот ты где! Я сожру тебя целиком и ты растворишься, станешь частью меня, — он потянулся своей тонкой тщедушной ручкой к лицу.
— Блин, дружище, может не надо? — выпалил я, не подумав.
— Надо..., — он задумался, глаза на обеих головах затуманились, — не зря же мы тебя сюда привезли.

Больше размышлять ему не дали. Мини-огнемётами, сделанными из баллончиков и зажигалок, братья опалили его с двух сторон. Видимо бензин закончился. Хотя баловаться с огнём, в комнате, наполненной легковоспламеняющимися парами, была та ещё затея.
Похоже огонь действовал на это существо особенно болезненно. Всхлипнув, оно попыталось уползти, но не тут то было! Я сам не ожидая за собой такого геройства, загородил проход, получил по рёбрам и опять отлетел, только теперь в коридор. Воспользовавшись заминкой братья продолжили поливать его огнём со всех сторон. Тварь скорчилась и, наконец-то, тоже задымила и заполыхала.

Запахло хорошо прожаренной грудинкой. Меня опять сотрясли спазмы голода. До чего же вкусный запах! Монстр, будто прочитав в моём взгляде и стекающей слюне по подбородку, свою дальнейшую судьбу, шевеля щупальцами из последних сил бросился в окно, расшвыряв всех по углам. Треск стекла, смачный шлепок об землю и тишина...
Я кряхтя встал и проковылял к разбитой раме. Правая нога чертовски сильно болела, особенно в районе колена. Высунулся, посветив вниз чудом сохранившимся фонариком. Ночной холод пробрал до костей. Бесформенной кучей опалённого мяса валялась туша моего друга, подёргивая несколькими щупальцами в конвульсиях. Надеюсь предсмертных. Почему же эта туша всё так же аппетитно выглядит?!
Я отвернулся и направился к шевелявшимся ребятам.

— Брат, я умираю, — страдальчески прошептал один из них, зажимая живот, — осталось немного.
Второй вскочил и вместе со мной встал рядом.
— Закончи это дело, Сэм. Парень тебе поможет...
— Хватит хренью страдать, — я присел на корточки и бесцеремонно отодвинул его руки с раны... — да тут ничего и нет! Даже крови нет ни капли! Симулянт долбаный.
Он недоверчиво уставился на живот.
— Точно..., — как-то печально склонил голову, — а я уже слышал ангельское пение и птички щебетали под ухом.
— Это живот мой урчит, — я отодвинулся, — он у меня очень музыкальный.
Мужик поднялся.

— Я Денис Калашников, — протянул мне руку, — можно просто Дэн. А это, — махнул на второго, — Семён, мой брат.
— Его сокращённо Сэмом зовут, да? Вы, типа, борцы с монстрами и охотники на сверхъестественное?
— Откуда ты знаешь? — он удивлённо уставился на меня. — Верно, мы разъезжаем по нашей необъятной родине на старой чёрной волге и ищем присутствие потусторонних существ. Уничтожаем их без устали, больничных и отпусков. Знал бы ты, сколько раз мы были на грани смерти и сколько раз воскрешали друг друга, продавая свои души налево и направо всем кому только можно!
— Догадываюсь. А здесь какими судьбами?
— Чутьё, предвидение - называй как хочешь. Семён заметил вас на заправке, решил проверить, так как место, куда вы направлялись, очень опасное. Мы давно следили за ним - древняя земля, проклятая тысячу раз, как раз притягивает всякую мразь. Раньше уничтожить было нельзя... то есть некогда, — исправил сам себя Денис. — Сам понимаешь - остановить Апокалипсис, убить дьявола, спасти Землю, перевести бабушку через дорогу, короче, работы выше крыши. Ну, по итогу мы не ошиблись. Собралось каждой твари по паре, так сказать. Кроме тебя... Мы думали ты тоже относишься к ним. Радует, что хоть в чём-то ошиблись. Сэм предлагал отрезать тебе голову и посыпать солью. На всякий случай.
— Ммм, — я поперхнулся, — спасибо, обрадовали.
— Остался один и мы зачистим это место. А потом сожжём здесь всё дотла, давно надо было так сделать.

Я хотел сказать им откуда я, но передумал. Кто знает, что у них там в головах по сценарию прописано. Да я и не мог толком сформулировать свою сумасшедшую историю. Постоянное движение не давало мне хотя бы пяти минут на обдумывание сложившейся ситуации. Единственное, что я понял, это то, что сюжет действительно менялся на ходу, стирая предыдущие линии поведения персонажей и рисуя новые. А где я и что...
— Погодите, — я вспомнил важную деталь, — Влад говорил, что в подвале тоже есть какая-то тварь.
Сэм подбоченился и горделиво задрал голову. Прямо хоть сейчас на главный постер к фильму.
— Я с этим разобрался! Ничего особенного, всего лишь остановил существо, грозящее уничтожить всё вокруг на тысячи километров...Плёвое дело, даже подмышки не запотели.
Мы вышли в разгромленный коридор. Порванные обои, ковёр в слизи и тёмных пятнах.

— Осталось единственное место, где может быть Игорь.— Я задумался и ткнул пальцем в лестницу ведущую на чердак. — Там обычно много всякой срани происходит - от нахождения древних трактатов по призывам демонов и до книги рецептов "100 способов заварки говяжьего доширака на утро после пьянки"
Люк наверху затрясся и приглашающе открылся, перебив меня. Мы минуту молча пялились на него, не решаясь подойти. От напряжения затекла шея. Как же я устал...Чувствовал себя слабым, как котёнок. Надеюсь скоро всё закончится - хорошо или плохо, сложно сказать.

— Ну, что? Полезли, братцы?— я начал подниматься по грубо сколоченной лестнице. Чёрт, занозу подцепил! Теперь мне точно конец, в конце окажется, что она была ядовитая, и я превращусь в какую-нибудь образину с тремя куриными пупками на лбу.
Чердак был весь залит тёмно-красным светом. По сторонам стояли большие прожекторы и освещали каждый угол, превращая это место в солярий. Очень мрачный солярий. Я посмотрел на братьев, под таким светом наши лица и одежда казались все облиты кровью. Просто выходцы из ада.
Под ногами расположилась громадная пентаграмма, а вдали стоял гроб. Даже саркофаг. Тяжеленный, небось. Хрен знает, как он ещё не провалился вниз. Зрелищность в угоду реализму.

Крышка отлетела и перед нами в кружащейся пыли предстал Игорь. Я тут же зачихал и немного сбавил эффектное появление. Последняя битва...
— Никчёмные смертные! — с килотоннами пафоса произнёс он. В элегантной рубахе и чёрной накидке, весь прилизанный и надушённый, он походил не на вампира, а на модель из журнала "Гламурный пидарок" Одёрнул манжеты на рукавах, сбросил невидимую пушинку с плеча и продолжил. — Как вы посмели нарушить этот ритуал и, вдобавок, убить моих друзей!
— Я живой ещё.
— Ты просто жертва, глупое создание! — махнул он на меня рукой. — Ну, ничего, я всех вас прикончу и завершу начатое. Не зря мы столько выбирали время и место, разыгрывали этот спектакль.
— А что в итоге ты хочешь? — я заинтересовался. — Деньги и власть?
— Фи, дурак, — он скривился, будто ему пёрднули под нос, — это всё для низших форм жизни. Я хочу..., — он набрал в лёгкие побольше воздуха (хотя он же мёртвый, зачем ему дышать), и заорал, выпучив глаза и брызгая слюной, — уничтожить мир!!!
Мда, негусто. Надо продолжать говорить с ним. Ведь монолог главного злодея всегда длится минут пять, а то и дольше. За это время он должен выложить всё своё прошлое, все свои дальнейшие планы, ещё и про нас рассказать тёмные тайны.
— А потом что? Что дальше-то будешь делать? Ты ведь тоже погибнешь.
— Это всё вторично, — он отмахнулся, — вначале разберусь с вами, а после буду думать. Хватит! Мне надоели разговоры.
Он сделал шаг. Протянул ко мне руки и оскалился. Блин, даже нормальных клыков не завезли. Крошечные клычки. Такими только у помидоров красную жидкость высасывать.
Рядом со мной свистнуло и ему в грудь прилетел колышек. Чпок! Игорь недоверчиво посмотрел вниз.
— Рубашку испортили...

Хлоп и разлетелся пылью по комнате и нашим лицам. Я опять громко чихнул и начал откашливаться, пытаясь вытравить прах из запорошенного рта и носа.
Ну зашибись, чё. Я прямо разочаровался. Представлял себе непредсказуемые повороты сюжета, бодрый экшон. Драку на мечах, визжащую полуголую красотку в цепях, которую нужно спасти; предсмертную речь злодея, в которой оказалось бы, что он мой сын, или я его мать, или всё вместе, не знаю как; горящий дом, горящий пердак, превозмогание и победа, а в итоге...хлоп и всё.
Денис пожал плечами - типа, извини, в другой раз.
Мы в гробовом молчании спустились вниз, вышли наружу. Начало вставать солнце.
Я всё-таки пережил эту ночь! Добрался до финала.

В ушах заиграла весёлая мелодия. Я даже обрадовался ей, но потом вспомнил. Ближе к самому концу процентов девяносто, что произойдёт что-то плохое! Недобитый монстр, появление его родственника, апокалипсис, начавшийся вопреки всему, или вскочивший чирей на щеке.
Братья, забыв про меня, радостные и довольные, пошли навстречу рассвету, обсуждая еле слышно какие-то свои дальнейшие переживания.
— Эй, ребята! — я попытался подбежать, но сил не было. Полное оцепенение. На мои крики они не обращали никакого внимания.
В кустах зашелестело. Из зарослей вылез Серёга. Весь обгорелый и ещё более уродливый, но живой. Тихо пополз за братьями, тоже не заметив меня.
Вокруг начало темнеть. Всё? Конец фильма?
Затемнение всё сильнее и...меня завертело и закрутило в воздухе.
Бам! Я очутился на земле.
"Ты неплохо справился, довольно интересно получилось...— раздался непонятный тихий голос в голове. — но не забывай про сцену после титров. Задел на сиквел..."

* * *
Я открыл глаза. На меня угрожающе смотрел огурец в фуражке. Его криво прорезанный рот распахнулся. Мне в лицо дунуло рассолом.
— Употребляли что-нибудь?
Я идиотски заулыбался. Смешной какой. Стоит тут важный, с пупырышками на голове. Недавно вытащили наверно.

Повертел головой. Вроде сознание отключилось всего на несколько секунд, а вокруг творится полная наркомания. С неба время от времени сыпятся ириски. Мимо прошла здоровенная тётка, волоча за собой на поводке сосиску. Обычную сосиску, но размером с бревно. Презрительно глянула на меня и ускорилась. Мне бы испугаться, но мозг похоже окончательно "завис"
Прискакал второй огурец. В отличие от первого видно, что свежий. Я удивился:

— А вы знаете, что напарник-то ваш - засоленный?
Огурцы переглянулись. Солёный весь подобрался и как-то скукожился.
— В каком смысле? Что вы имеете в виду?
— Не обращайте на меня внимания. Надеюсь, я тут долго не задержусь.
Они шёпотом обменялись несколькими фразами и свежий продолжил.
— Странные вы разговоры ведёте. Может всё-таки расскажете, как здесь оказались?

По зелёному небу пролетела, хохоча, гигантская голова с руками, махая ушами, как бабочка. Она подмигнула мне, типа - не ссы, Сань, прорвёмся. И кинула мне напоследок зигу...
Я расхохотался. Оглушительно заржал, раззявив рот, как пенсионеры на концертах Петросяна. Вытер выступившие слёзы.
"В какой же очередной звездец я попал..."

Раздел: 
  • Не страшно
Всего голосов: 43

Комментарии

Вот такой вот винегрет. Зачёт.
+1
0
-1
Изначально, чем-то напомнило фильм "Хижина в лесу". А потом поняла, что этот трэш не на что не похож. А что?, типичный фильм ужасов))) Круто. Читала с удовольствием.
+1
+4
-1
Нормальный фильм получился, некоторые моменты очень понравились ( Явно не наш школьный трудовик Пётр Семёныч с четырьмя пальцами на обеих руках) смеялась долго. как то отметилась сама собой строчка - ( Или другого скримера, заставляющего анус сжиматься на субатомном уровне). Автору пять.
+1
+6
-1
Забавно. И написано грамотно, очень радует. А вот последнее напомнило мне мульт "Удивительный мир Гамбола". Такой же наркоманский)))))
+1
+7
-1
Да это аху*****но !!!!!! И множество ужасов вспомнилось. История клааааааас
+1
+1
-1
Отлично, просто отлично, если реплики Санька читать голосом Масяни, то это вообще шедевр. Мне очень понравилось.
+1
+2
-1

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх