Отрава

 
Раздел: 
  • Мистика
Всего голосов: 151

Отрава

Данная история ЧАСТИЧНО является воображением автора, так как посвящена персонажу известной крипипасты.

За те два сезона, что он не был здесь, лесная тропинка заросла ещё гуще, а переплетения ветвей и подлеска не позволяли свободно пройти вперёд, не расцарапав при этом лицо и руки.

Места эти были ему знакомы, и чувство это отдавалось болью в сердце: все та-же еловая роща, не пропускавшая сквозь густые тёмные кроны солнечные лучи. Немного правее, подобно дамбе, высился валежник. Трухлявые, поросшие мхом стволы сухостоя и острые торчащие ветки до жути напоминали груду костей неизвестных доисторических животных.

Все здесь сохранилось и осталось на своих местах. Ничто в поле зрения не пыталось сдвинуться с места. Ничто не издавало ни звука. Словно это был и не лес вовсе, а музейная реконструкция картины Шишкина "Дебри".

И только далекий крик какой-то птички тонул в сонной тишине, накрывшей это место невидимым куполом.

Вадим на три километра отдалился от шоссе в непроходимую чащу, оставив на обочине свой забрызганный грязью внедорожник Pajero. Платить за него Вадиму предстояло ещё ближайшие три года, а "попрыгунчик" уже начал потихоньку разваливаться на части. 

Теперь он стоял чуть левее от лесной колеи, по пояс погрузившись в море папоротника, которому не было конца, в какую сторону не глянь. В руке Вадим сжал железное ведерко, куда намеревался складывать найденные грибы. Пока что на дне ведра лежал только старый кухонный нож, нужный, чтобы срезать только ножки, а корни оставлять в почве.

На миг яркой кометой в голове проскочила мерцающая печалью и стыдом мысль: зачем он здесь? Марина умерла и тебе отныне незачем приезжать в этот лес! Или-же ты пытаешься сохранить вашу традицию? Таким образом сохранить и память о ней?

Да. Почему бы и нет.

Вадим, позвякивая ведром, зашагал вдоль тропы, пробираясь сквозь занавес, сотканный из ветвей. Глаза он закрыл рукавом старой армейской куртки. Но острые ветви не отчаивались, и оставляли жгучие царапины на ушах и шее, закидывая за воротник мокрые листья и колючки.

Раньше они каждый август, в течении семи лет супружеской жизни гуляли здесь, с Мариной, собирая грибы, обмениваясь мыслями о здешней, порой мистической красоте. Порой смеялись и шутили, наслаждаясь пением птиц.

Теперь он шел здесь совершенно один, среди всей этой лесной тишины и шепота папоротника под ногами. А Марина лежала глубоко в земле и только фотография на мраморном надгробии сохраняла память о ее веселой, красивой улыбке, олицетворяющей для Вадима всю радость мира, собранную воедино.

От этой мысли внутренности залило тоской, словно расплавленным пластилином. Вадим почувствовал себя одиноким и глубоко несчастным. Слёзы угрожали вот-вот хлынуть из глаз...но не хлынули. Свою дневную норму он уже выплакал в машине, по пути сюда.

Он продолжал ходить около скрытых, вилявших среди подлеска тропинок, иногда проверяя лежащий в кармане куртки GPS и заглядывая под заросли папоротника около деревьев. Но нигде не было ни единого съедобного грибочка. Только одни отвратные поганки со шляпками, покрытыми прозрачной слизью. Чего-чего, а их здесь было полным-полно...

Но делал Вадим это рассеяно, на автомате, погрузившись в бездонный колодец мыслей и грёз о 

( если бы Марина была жива)

лучшей жизни. Мысли были настолько яркими, греющими душу, что Вадиму совершенно не хотелось возвращаться из выдуманного ЛУЧШЕГО мира в страшную РЕАЛЬНОСТЬ.

Только один раз он прервал свой красочный документальный семейный фильм, заметив слова, нацарапанные чем-то острым на влажной коре дерева.

"ЗДЕСЬ ТАИТСЯ СМЕРТЬ".

Слова эти вызвали легкую тревогу...но это сразу-же прошло. Какие-нибудь готы написали или обиженный на весь мир подросток. Вот и все.

Чувство времени было утрачено, и Вадим вновь оборвал поток желанных грёз только когда угодил лицом в паучью сеть, раскинувшуюся меж двух молодых берез, растущих на краю небольшой лесной поляны.

В вспышке паники, подобной молнии, Вадим рывками отдирал от лица и волос паутину, готовый в ужасе увидеть огромного чёрного паука, лениво ползущего у него по груди к голове... но, к счастью Вадима, членистоногий в тот миг сидел на ветке, а не в своей сети.

Выйдя из тени деревьев на открытое пространство, Вадим в замешательстве заметил, что бродил по лесу целый день: алое солнце садилось за деревья на западе. На лиловом небе над головой замерцала первая яркая звезда.

Немного постояв на краю поля с потухшим взглядом ( глубоко задумавшись), Вадим уже собирался направиться в обратный путь ( завтра утром опять на работу), но внезапно остановился в полуобороте, как вкопанный. Страх поднимался в груди, словно по шкале термометра.

На дальней стороне поляны, прямо под кронами деревьев, неподвижно стояла собака и не отрывала взгляда от Вадима. Ее глаза искрили каким-то нехорошим потусторонним огнём, напоминая светоотражающие фары. Уши стояли торчком, словно две антенны. Порода пса напоминала хаски, только с более тёмной шерстью, сливавшейся с окружавшими собаку лесными тенями.

Ее раскрытая пасть до мурашек напоминала человеческую безумную улыбку, от которой любому ее увидевшему стало бы страшно.

Пес просто стоял там, во мраке, не двигаясь ( настолько неподвижно, что Вадим успел ухватиться за успокаивающую мысль, что это кто-то выбросил афишу к фильму ужасов)... и смотрел на Вадима своими глазами-искрами.

Вадим отвернулся и зашагал по тропе в обратном направлении, и , уже войдя во мрак леса, когда поднявшийся словно из ниоткуда холодный вечерний ветер прямо по человечески застонал в кронах деревьев, зашуршал листвой. Кожа Вадима покрылась мурашками. Его передернуло, словно от удара током. Следуя таинственному неподвластному логике инстинкту, он вновь обернулся лицом к поляне, где...

(...ожидая увидеть, как яростный пес бежит прямо на него, брызгая во все стороны слюной... Готовый намертво вцепиться в голень, повалить на землю...вонзить тупые клыки в глотку...).

...но собаки нигде не оказалось. Только ветер вихрями кружил листья в воздухе, а трава шла волнистой рябью, будто гипнотизируя...

Чувствуя, как приятно отступает страх, Вадим воспроизвел прерванное занятие возвращения к шоссе, где его ждал старый дряхлый "попрыгунчик". Только сейчас он заметил, что успел посеять где-то в лесу ведро. Ну и ладно. Все равно он не нашёл ни одного достойного гриба.

( Марина была в этом деле профессионалом. Всегда ее ведра были до края полны лисичек, белых грибов и оленьих рожек...)

***

Стемнело. Звезды на фоне чёрного неба только изредка показывались над густыми кронами. Вадим брёл в одном направлении, освещая себе путь не особо мощным светом мобильника, который сжимал в руке. Его окутало запахами зелени и свежей смолы. Ковёр из листьев и хвои шуршал под ногами. Возникло острое чувство, что за ним наблюдают из-за тёмных чащоб, и это пугающее

( уверенность)

чувство только нарастало. Любой треск ветки под ногами, заставлял Вадима вздрагивать. Сердце сухим льдом подскакивало к горлу, застревая там душащим комком. Уверенность в том, что половина всех этих звуков и силуэтов в темноте, порождает только его, Вадима, фантазия, ничуть не утешала. Сейчас главное добраться до "попрыгунчика", и не важно, разваливается он, трухлявый, или нет, главное...

И вот, перед мысленным взором всплыл тот жуткий пес из леса.

( Черт, только не гляди по сторонам. Не гляди, кому сказано...)

Команда была принята. Но выполнять ее было чересчур сложно. Почти невозможно. Тело не слушалось. Сознание потухло, как перегоревшая лампочка.

Резким движением руки Вадим направил конус света в сторону...и увидел горящие в темноте глаза, подобным двум сводящим с ума искрам, полным озорного безумия. Перед глазами до смерти напуганного Вадима замелькали яркие точки, как при фейерверке. Из груди вырвался неконтролируемый крик, надутый насосом ужаса.

Видение, исчезло. Теперь в блеклом свете телефона Вадим видел лишь заросли кустарника и зловещие тени, притаившиеся среди ветвей.

Он со свистом выпустил воздух, продолжая трястись от пережитого испуга. Но уверенность 

( Я ведь точно там что-то видел)

ушла не до конца.

В траве вокруг мерно стрекотали сверчки. Ветер завывал высоко над головой, двигаясь, подобно воздушному течению, а вокруг Вадима пищали назойливые комары. И больше ничего. Только мучающее чувство, что ты под постоянным надзором, словно в тюрьме строгого режима. И смотрят за тобой из темноты. Из той темноты, где, как верят дети, прячутся кошмарные чудовища - постоянные ночные обитатели подвалов, лесных чащ и платяных шкафов, вылезающие из своих убежищ при холодном свете звёзд.

При этом взрослые и уверяют своих чад в том, что монстров нет и сами они их не боятся. Они ведь взрослые. Значит они правы!

Но с возрастом страх перед ними на самом деле никуда не исчезает и он не доминируется страхом перед ЕГЭ, кредитами и счетами за электричество. Взрослый человек лишь невольно запирает их в самом дальнем уголке своего "я", где продолжает жить ребёнок, отгораживаясь от него каменной неприступной стеной рациональной повседневности: семья, работа в офисе компании "Билайн", где постоянно приходиться объяснять клиентам, как подключить ту, или иную услугу, или "Почему у меня уже кончился трафик на планшете?". Ты возвращаешься домой, выжитый, как лимон, ужинаешь, копаешься в Интернете, чтобы заказать на Avito.ru новую мультиварку. И потом с тоскливыми мыслями

( Блин, завтра только СРЕДА. Как же до ПЯТНИЦЫ ещё далеко, ё-мое-е-е-е-....)

ложитесь под одеяло, постепенно засыпая под немую колыбель собственных размышлений и сделанных за прошедший день выводов.

И вот, когда взрослые безмятежно спят, а молодежь сидит в свете своих компьютеров и играет в онлайн-игры, общается с друзьями, просыпается совершенно новый мир, не понятный для человека, а потому пугающий его, заставляющий вздрагивать от каждого скрипа в собственном доме. Когда малыши боятся шевельнуться в свои кроватках, уверенные, что у них под кроватью притаилось нечто. Когда никто не подозревает, что бродит по ночам у них под окнами, заглядывая в сараи, подвалы, стучится в двери...уютно ощущая себя в темноте. Никто из людей не знает об этих тварях. Они только знают, что ночью нужно сидеть дома и спать. И не выходить на улицу. Этому они учат своих детей. А те своих...и так бесконечно.

Почему так принято?

Потому-что жизнь - это не только солнечный свет, работа, поход в супермаркет за продуктами и проблемы с автомобилем. С наступлением темноты жизнь не впадает вспять, а продолжает свой фильм ужасов.

Почему?

Потому-что люди испокон веков боялись наступления темноты и верили, что ночью по земле бродят пробудившиеся чудовища, ведьмы, бесы, злые духи и остальная нечисть. И их страх дошёл до нас через гены.

Почему?

Потому-что иногда люди исчезают в темноте.

Вадим наконец-то выбрался из леса на прямое, как стрела шоссе. Увидев скрытый в темноте собственный автомобиль, с плеч Вадима словно сняли две огромных скалы. Даже дышать стало легче... "Попрыгунчик" ждал его здесь все это время, как верный пес Хатико, который никогда бы не бросил своего хозяина.

Дав прогреться двигателю, Вадим немного посидел на капоте, глядя на далёкие городские огни, навивавшие некую приятную сентиментальную печаль об ушедшей молодости. Когда они парами и компаниями бродили по пустынным ночным улицам, освещенным светом фонарей, сидели в тёмных дворах, пели песни, играли на гитаре и смеялись...учились дружбе...учились целоваться...учились любви...

Устроившись в тёплом, уютном салоне внедорожника, Вадим включил фары. Следом за этим настроил радио на '' Владивосток FM". Салон машины заполнил бодрый, энергичный голос диктора, тут же сменившийся голосами Потапа и Насти, певшими о том, как хорошо у мамы на кухне...

Почувствовав себя отгороженным...защищенным от окружающей темноты, Вадим, предвкушающий, как будет греться в тёплой кровати и пить чай с лимоном, надавил на педаль газа и тронулся с места, выехав с обочины на асфальт...

Пока слева от него, из леса не раздался протяжный вой. Руки, сжавшие руль, покрылись гусиной кожей. Вадим в жизни не слышал такого ужасного звука. Наверное, так должен кричать человек, который заснул и его посчитали мертвым. Он проснулся в гробу, глубоко под землей - живой, но сошедший с ума от страха. Этот страшный, полный безумного ужаса звук разрезал ночную мглу, сливаясь с воем ветра. Вадим чувствовал что вот-вот лишится чувств. Наверняка так кричит баньши или вурдалак, которому в грудь вбивают кол.

Он повернул голову к лесу, глядя сквозь боковое стекло на искры глаз, которые тут-же, как только Вадим их увидел, начали гаснуть.

Он повернулся обратно к лобовому стеклу.

Чудовищная морда мчалась к нему на встречу в свете фар, подобно монстру из фильма ужасов.

( Боже-е-е-е-е, у неё ведь нет тени!!!!!)

Чудовищный пес из леса запрыгнул на капот, царапая его поверхность когтями. Пес с жуткой улыбкой сумасшедшего заглядывал в ветровое стекло. Его глаза горели, подобно двум вратам ада. Вадим вжался всем телом в мягкое водительское сидение, заливаясь криком, чувствуя, как теряет себя, тонет в глазах этого существа, которое несомненно не являлось собакой.

Бросив последний лукавый взгляд на Вадима, монстр на капоте замерцал и исчез.

На капоте перед Вадимом никого больше не было. Только следы от когтей остались на его грязной поверхности и, увидев их, Вадим завыл.

Сколько он так неподвижно просидел внутри, глядя на царапины на капоте? Минуту...час...два? Сидел, с выпученными глазами, пот лился по лбу ручьями, волосы слиплись и заблестели. Бессвязные мысли слиплись и вертелись смерчем в голове, не давая ухватиться и сосредоточиться хоть на одной из них.

( Боже Господи... что это вообще было? Я схожу с ума или просто напился где-то и теперь не помню этого? Что я тут вообще делаю? Добрыня, я уже давно должен быть сейчас дома, а не поехали покажи на сколько ты Вин Дизель давай быстрее отсюда пока эта хрень вновь не пришла)

И он снова надавил на газ, вцепившись в руль, как тонущий хватается за спасательный круг. Быстрее. Нужно быстрее, а не то та тварь

( прекрати!!!)

( Последний враг истребиться - смерть)

вновь выскочит из темноты на свет и запрыгнет на капот. Если это произойдёт, он точно сойдёт с ума, подумал Вадим.

Огни города становились все ближе. Но могли-ли они его защитить?

От чего?

А ты будто не понял?

От возмездия.

Все было предельно ясно. Довольно было увидеть те глаза, горящие дьявольским огнём и улыбку психа-маньяка из фильма ужасов.

Отражение души. Зверь с человеческой улыбкой.

Кричи.

И он кричал. Ехал, становился все ближе к городу и кричал.

Песня Потапа и Насти, лившаяся из радиоприемника сменилась песней Сергея Лазарева, за которую он получил второе место на Евровидении. 

Все было предельно ясно....

***

Ту жуткую фотографию он увидел однажды вечером, вернувшись домой с работы. Марина уже легла спать, и тихо посапывала ему в поясницу ( как ему это нравилось!!!), когда некто прислал ему изображение через электронную почту. Файл назывался Smile.jpq. Он изображал собаку с жуткой ухмылкой, освещённой вспышкой камеры. Ее глаза...они словно проникали в твою душу, зная о тебе все-все...даже то, о чем не догадывался ты сам...боялся догадываться

( знала о твоих сокровенных жутких фантазиях. Видела тебя насквозь хахахаха)

Позади пса на фотографии царила кромешная тьма. И только слева проглядывали очертания кровавой ладони, словно подзывающей тебя. И ей хотелось довериться. Ты ведь знал...тебе всегда хотелось...

( острых ощущений).

У Вадима эта фотография вызывала внутреннее отвращение в соусе со страхом. И он все равно смотрел на неё, завороженный...чем-то.

Наконец-то оторвавшись от страшной хрени на экране ноутбука, он взглянул на циферблат мобильника и увидел, что просидел так целых сорок минут, глядя на фотографию. Он захлопнул ноутбук, забыв, как чутко спит Марина, и лег рядом с ней под одеяло.

В ту ночь ему снились кошмары. Тот самый чудовищный пес вырвался из оков фотографии и теперь гнался за ним по тёмным коридорам, сверкая глазами, расплываясь в жаждущей крови улыбке. Вадим бежал, бежал, бежал, задыхался от безнадёжности, но все равно продолжал бежать сквозь тьму.....

Монстр снился ему каждую ночь и каждую ночь Вадим в ужасе убегал от него через

(Лес)

лабиринт чёрных коридоров. Эти сны высасывали у него все жизненные силы и стремление жить, опустошая его душу.

Вадим боялся заснуть, ибо знал, что умрёт от страха или слетит с катушек, если вновь встретится с этой тварью в своих снах. Хотя что есть сон? Сон и реальность слились воедино. Он пугался каждого шороха и за километр обходил тёмные углы.

Марина обеспокоилась бледностью лица своего мужа, его темными кругами под глазами и постоянной вялостью. Ей это не нравилось. Ее это пугало. Она предлагала взять ему отгул на работе, сходить к врачу, высказаться, если что-то лежит у него на сердце тяжким грузом. Но Вадиму не хотелось впутывать в свои проблемы свою супругу. Ведь...она такая ранимая. Такая беззащитная...нет! Он сам со всем разберется, пусть придётся страдать одному.

В Интернете он вычитал кое-какие жуткие легенды, связанные с этой таинственной фотографией. И его страх только усиливался. Он выслал эту фотографию всем своим друзьям, чьи электронные адреса ему были известны, придумывая все новые и новые, совершенно бредовые причины.* Он надеялся, что сны пройдут. Он умолял оставить его в покое, ведь он выполнил то, что должен был...

Но оно не ушло. Наоборот, все стало гораздо хуже. 

Во сне, следующей ночью он увидел, как из тьмы вынырнула та самая кровавая рука и подозвала его к себе. И он послушался. У него не было выбора. Он пал жертвой потусторонней силы и она играла им, словно куклой на веревочках, сделав его своим питомцем. Жалкой собаченкой, выполняющей любую команду.

И оно заговорило с ним. Говорило с Вадимом. Сказало, что он должен сделать, чтобы сны ушли. И они оставят его в покое.

***

Он подстроил все так, словно это был несчастный случай: неудачный спуск с лестницы. По крайней мере патологоанатом, изучавший тело его жены, в эту версию поверил. Семь лет его счастливой супружеской жизни сгорели адским пламенем, а пепел раздуло ветром. А свечой оказался он сам.

Сны ушли.

Но хруст ее ломавшейся шеи, глаза, глядящие на него, пихнувшего Ее с верхней ступеньки, когда она несла ему поднос с чаем и бутербродами. Ее глаза, полные обиды и недоумения. В них читалось : " За что? Но почему, Вадим? Ведь у нас все было хорошо!"..

И в следующий миг она уже лежала внизу с вывернутой под немыслимым углом шеей. Поднос взмыл вверх, и Вадим видел его полёт в мельчайших подробностях. Чай расплескался по линолеуму, а кружка разбилась на мелкие осколки.

Он плакал. Рыдал, и слёзы, вперемешку с соплями стекали по лицу непослушными потоками. Просил прощения, пуская слюни у тела мёртвой жёны, держа ее голову в руках. Он больше не мог! Не мог терпеть! Его заперли в собственных снах. Не хотят выпускать.

Но, как оказалось, жизнь продолжалась. Не было депрессии. Вадим не спился. Он жил. Только теперь без Марины.

Но хруст ее шеи и глаза, полные обиды и разочарования...он никогда их не забудет. Даже во снах. Они будут преследовать его. Преступление и наказание...

***

Он въехал в черту города, проезжая мимо тихих автостоянок, киосков "Стоп Лайна", освещенных уличными фонарями. Мимо окутанных сном жилых домов, где свет во всех окнах давно погас. Он ехал домой, и его внедорожник прорезал ночную мглу на скорости 60 километров в час, поднимая клубы пыли и листьев. Единственный автомобилей на всей улице, похожий на зловещий плимут из романа Стивена Кинга, спешащий к своей следующей жертве для страшной расправы. Вадим, сконцентрировавшийся на дороге, освещённой светом фар, знал, ЧТО сидит у него на заднем сидении. Ни к чему даже заглядывать в зеркало заднего вида. Оно, его новый питомец, дышало ему в затылок ледяным дыханием, распространявшим по салону могильный смрад.

И шептало ему. Вадим слышал его голос. В голове.

Даже не надейся, болван. Ничего не кончилось. Но не нужно больше присылать кому ни попадя их фотографию через Интернет. Этим могут заняться и другие.

Для Вадима найдётся работенка поинтереснее.

Губы Вадима растянулись в жуткой улыбке.

Но не сегодня. Не этой ночью. Он ужасно устал и ему нужно поспать, часиков так пять,...без снов, чтобы набраться сил, и утром пойти на работу.

А после работы...следующей ночью. И в следующую. И ещё в следующую...

Улыбайтесь. Бог любит вас.

И оно улыбалось. Там, на заднем сидении. Оно улыбалось всегда.

И Вадим улыбался тоже. В предвкушении следующей ночи.

Ибо ночь - время монстров.

_____________

* По преданиям крипипасты, человек, увидевший файл Smile.jpq, будет страдать от кошмаров, в которых его будут заставлять распространять данный файл по интернету, подобно сетевому вирусу.

Автор: 

Роман Васалаев
Всего голосов: 151

Комментарии

Этому суконному языку позваидовали бы и Донцова с Марининой, Устиновой и прочими "писательницами". К чему все эти "данный", "является" и прочее из чиновничьего новояза?
:shock:

+1
+1
-1

Помню ваши первые истории, написанные довольно коряво. Растете, сударь, с каждым рассказом. Чувствуется, что много работаете над языком и стилем. Как всегда, прочел с большим удовольствием. Творческих успехов вам!

+1
+4
-1

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх