"Здравствуйте!"

Очень страшная картинка
 

"Здравствуйте!"

1996 год для моего мужа не задался. Если вкратце, отгрузив крупную партию товара и получив на руки документы об оплате, он только на следующий день понял, что документы - липовые. Подошел срок аренды - платить нечем, сырье закупать не за что, производство стоит. И тут же партнер, который имел долю в производстве, стал, нарушая все договоренности, требовать ее назад (рассчитывал на то, что муж денег не найдет, и можно будет отжать цех и оборудование). Начались угрозы.

Ситуацию спасал только очень крупный заказ. И чудо - такой заказ забрезжил на горизонте. Но чтобы договариваться о нем, нужно было ехать в Среднюю Азию. Не обсуждать же такие дела по телефону.

Мне пришлось лететь с мужем. В Москве оставаться было небезопасно. Сначала "Аэрофлотом" до Астаны, потом маленьким самолетиком до места, название которого я и выговорить не могу.

Встретили нас целой делегацией. Я у мужа за спиной стою, как примерная жена. Пока он со всеми раскланивался, я смотрю: за "делегацией" стоит старичок, сказать в лохмотьях - ничего не сказать. Чумазый, одежда не столько порвана, сколько обветшала и потерлась. Стоит молча и улыбается. Ну как улыбается, цветет прямо, что твой георгин. Я ему говорю: "Здравствуйте". Он головой кивнул и потерялся за спинами. Стали садиться по машинам. Я спрашиваю:

- А дедушка где же? Он не с вами был?

- Какой дедушка?

Я описала какой. Все притихли, потом один из встречающих говорит:

- Это к тебе, дочка, видать, Назарбай приходил.

Остальные посмеялись. Расспросить, кто такой этот Назарбай, в машине не было возможности. А когда приехали - встреча, застолье, то да сё... Поселили нас в доме уважаемого человека, звали его Сабит. В гостиницу не пустили. Да может ее в том местечке и не было. Муж с хозяином весь день в разъездах, я - дома, с матерью Сабита - бабушкой Тогжан. Еще пятеро ее внуков, жена Сабита поехала с младшим к своей матери. Тогжан целый день или принимала гостей - соседок, или водила меня к ним же в гости. Однажды в гостях я все же вспомнила, что собиралась спросить, но как только упомянула Назарбая, женщины как будто смутились, отвели глаза. Вроде поулыбались и заговорили о другом. А дома Тогжан рассказала мне историю.

Откуда пришел Назарбай, люди не знают, болтали много. Вроде и из наших мест, а может, издалека. Но что он был уважаемым человеком - знают наверняка. Он был женат, жена его умерла, а сыновья уже выросли и женились. Вот тогда Назарбай и ушел из дома. Стал жить на базаре, рассказывал истории, бывало, за них ему платили (а иногда и хотели бить), просил милостыню. Сыновья стыдились этого, звали отца домой, падали в ноги, боялись пересудов. Назарбай отказывался возвращаться, говорил, что Бог везде близко и незачем куда-то идти. Сыновья снова возвращались, однажды Назарбай рассердился и сказал, что Бог им отец, а он их знать не знает. И на следующее утро на базаре его уже не было.

Видели его уже на другом базаре, в другом городе. Но теперь люди болтали, что старик сошел с ума, отрекся от детей. Как часто бывает, пока передавали один другому, все переврали. У некоторых выходило, что сумасшедший Назарбай осиротил детей, бросил на попечение соседей, убежал в другой город, а сам пьянствует на базаре и болтает всякое. Кто-то продолжал давать ему еду и мелкие монеты, кто-то - гнал, кто-то не жалел тумака для попрошайки.

Однако стали замечать: прогонят ненормального - весь день торговли нет, а то и деньги украдут, или товар испортится. А кто его кормит - тот при деньгах, хоть иногда и при своих, но это в те дни, когда у соседей убытки. Кто-то уже решил схитрить, чтобы торговля была хорошая - найти сутра Назабая и дать ему денежку. А Назарбай перестал брать. Посмотрит кротко и говорит: "А я ничего не продаю", - и отойдет. Не всем это понравилось. Однако стали говорить, что Назарбай не у всякого возьмет. И сказки свои он перестал рассказывать. Весь день сидит на солнышке, улыбается чему-то, глаза прикрыв, не понятно чем жив.

К попрошайке привыкли, никто его не трогал, так бы и дожил свой век Назарбай на базаре, если бы не один случай. Как-то утром брел он между рядами, не глядя по сторонам. А навстречу ему вышел парень, сын торговца, неся мешок с дынями. Мешок большой, дыни нежные, волоком его не потянешь, а на плечи мешок закинуть - помочь рядом никого не оказалось. И парень прижал мешок к груди так, что верхушка выше макушки. Вот ему-то Назарбай и попался под ноги. Налетев на попрошайку, незадачливый носильщик споткнулся, уронил мешок, свалился сам сверху, в общем - разбил дыни, сам ушибся, ушиб Назарбая и весь перемазался.

Конечно, это показалось обидным и пострадавшему, и его братьям, и их отцу. Накричавшись вдоволь, они решили, что этого не достаточно и стоит дать старику колотушек, чтобы впредь забыл, как подходить к их дыням. Назарбай бросился бежать. И, как всякий сумасшедший, без выгоды, для себя, свернул в тупик, откуда деваться ему было некуда. Многие это видели. Кто жалел старика, кто злорадствовал, но не вмешался никто. Однако, вбежав следом за Назарбаем в проулок, преследователи не смогли понять, куда он подевался. Как забежал - все видели. Прятаться негде - одни глухие стены кругом, но нет его. Люди побродили, пошумели и разошлись. Больше Назарбая на том базаре не видели.

Зато стали видеть в других местах. Раз - на свадьбе, раз - на похоронах, просто на улице или на дороге. Говорили, что больше он ни с кем не разговаривает. Улыбается так же тихо и кротко. Тем, кто его обижает, всегда приходится несладко, а те, кто желают ему хорошего, никогда об этом не жалеют. Только пожелать надо от чистого сердца, ничего не ожидая взамен. Это мало у кого получается. Чаще у приезжих, и тех, кто о Назарбае никогда не слышал. О нем стараются не болтать, покривишь душой - неизвестно как откликнется. И встреч с ним никто не ищет, да и как его узнаешь? Мало ли нищих?

Вот такую историю рассказала Тогжан и спрашивает:

- Так ты говоришь, его видела?

- Кого-то видела, может, и его.

- А он говорил что-нибудь?

- Нет, кивнул только.

- А ты ему?

- Поздоровалась.

- Здравствуй, значит, сказала, - подытожила Тогжан и пошла укладывать внуков.

И тут стало до меня доходить. С детства я даже не болела - жила со всевозможными аллергиями и диатезами. Ничего нельзя, от всего сыпет, от всего плохо. А тут я пятый день с детьми на траве валяюсь, фрукты ем с дерева, со стола тяну не глядя что, цветы нюхаю - и ничего. Хорошо все. Как так и надо, ничего не болит. Сумку свою с лекарствами - постоянную спутницу - не открывала ни разу. В гостях пробыли мы еще неделю. Сперва думала, это экология здесь такая, вернусь в Москву, то ли еще будет. Но - нет. Прошло пять лет. Я здорова. И дети мои, которых раньше мы не решались заводить из-за моей болезни, тоже.

А муж мой тогда подписал контракт (если это еще кому интересно). Денег хватило, чтобы перекрыть убытки, спасти бизнес. А через год мы выкупили долю его, теперь уже бывшего, партнера.

Автор: 

Чеширская
Отсюда
Всего голосов: 17

Комментарии

Аватар пользователя Леха Кухаренко из Кривого рагу
Леха Кухаренко ...
"Бог везде близко, и незачем куда-то идти..." Лучше не скажешь...
Видать и в правду Бог близко, раз помог. Не знаем, а судим.. Хорошая история..
супер история, спасибо

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх