Из чудом пережитого часть 2

 
Аудитория: 
  • молодежь
Раздел: 
  • Сериалы
Всего голосов: 12

Из чудом пережитого часть 2

... таким образом, общаясь с Марой мы шли провожая меня. Для меня это выглядело странновато, но Мара всё же настояла.
- А ты милая, приятная в общении. Может ещё встретимся? Только давай на этот раз без собаки?- спросил я.
- Мне тоже было с тобой приятно и интересно познакомиться. Давай. Где живёшь покажешь? (Ну, вот опять... Девушка спрашивает где я живу... Я тогда чувствовал себя как не в своей тарелке. Она точно за словом в карман не лезет.) Так мы вошли к нам в деревню и шли уже по направлению дома
- Мара, а как тебя найти? Может, давай я завтра зайду к тебе и ты мне поближе Николаевку покажешь?
- Не, мои насчёт парней очень злючие. Давай лучше я зайду? Я ведь местная. Думаю, что ты и тут не видел много интересных мест.
- Ну, пожалуй. Да я как то их и не искал особо.
- Хорошо, тогда завтра и увидимся. Я тут буду. Так за разговорами мы и подошли к моему дому. Попрощались. На утро от бабушки я узнал о смерти четвёртого участника этого загула на кладбище. А Мишка на речке сказал, что его родные ночью услышали его вопль, прямо в хате. Прибежали в его комнату, а он был мёртвый, но ещё тёплый. Как вы понимаете, я с нетерпением ждал встречи с Марой. И когда я с удочками выходил со двора я встретил её на дороге.

- Ты на рыбалку?-спросила она.
- Да, думал что уже и не увидимся сегодня.
- А не хочешь оставить удочки и просто погулять?
- Давай.
Я оставил дома снасти и вышел, предупредив своих, что могу быть поздно, а то хватило бы ума искать меня вечером, словно я маленький ребенок. Крикнув, что буду не в деревне я выбежал, чтоб не сели на уши и не утопили своими вопросами. (Ну, что делать, я не клишированый герой у которого всё хорошо) Мы прогулялись по посадке, зашли с другого берега на пруд. Когда начало темнеть моя рука как то незаметно даже для меня легла ей на талию...
- Мара, а ты сама из города?
- Нет, я местная. А ты городской, что-ли? То-то я тебя раньше не встречала.
- Да, я из города.
- Пошли я тебе дорогу короткую покажу со станции. На поезде же ездишь?
- Да.
Я бы и не подумал что там может быть проход, уже не говоря об удобной тропинке. Основная дорога вела в гору, но по большой дуге, огибая то самое кладбище. Тропинка же была почти прямая, вдоль обрыва чуть ниже уровня кладбища, и выходила от станции почти прямо на нашу деревню, вновь сходясь с основной дорогой почти на входе в деревню. Минут на тридцать быстрее. Правда, был и один минус - в дождливую погоду и сырость эта тропинка была совершенно непригодна к ходьбе. Я даже удивился, почему местные ею не пользуются. Разве что узенькая и недалеко от кладбища. Кладбище... Оно было рядом. Я невольно поморщился: в свете последних событий мне было стремновато тут быть, тем более уже очень стемнело, хотя, полной ночи ещё не было.

- Пойдём туда, посидим? -предложила она,- там много удобных лавочек.
- Ты что? Это же кладбище, там не место людям вечером. (Я сильно не хотел показаться трусом в её глазах, но, на сердце что-то ёкало и какой-то очень неприятный холодок поднимался словно из живота, сжимая сердце) - Это неправильно,- продолжал я,- знаешь, чего у нас недавно было? Четверо ходили туда ночью поплющить, и за вот неделю они все умерли. Последний вообще, вчера... Краем глаза я заметил неясное движение на краю кладбища, как раз над обрывом, где мы шли. Шли то мы формально, как бы за его территорией, но уж очень близко и было темно и мне стрёмно. Вот она бескрышная... Но, миленькая и умничка ни матов, ни грубых выражений её речь не вмещала.

- Смотри, вон, видишь?- указал я на... Что-то, но, когда она повернула голову, там был просто обрыв.
- А ты молодец, не пытаешься девушку на кладбище ночью впечатлить как многие. Не ожидала. И тут она улыбнулась. Всё, я полностью растаял... Её улыбка... (Ладно, рассказ то немного о другом) Через день мы стали намного ближе друг другу. Потом ещё не раз встречались. Я был на седьмом небе от счастья. Она определённо мне всё больше нравилась. Приближался Купала. Накануне, за день я сделал ей предложение вместе, на природе провести эту ночь. Она только обратила внимание, что и ей нравится эта ночь и если уж мы решим быть эту ночь вместе, то аж до полного расцвета, а потом ей надо идти, а то и так много чего нарушила из их правил. Как и ожидалось, в числе прочего мы искали папоротник, который бы зацвёл - не нашли))).

Пришли на наш пруд. Какой же классный она сплела венок. Из цветов, ивовых веток, вьюнка, так ловко работала пальцами, я аж засмотрелся. Как рыбак я не знал те узлы, которые она применяла для этого. А вот когда мы были в поле, в поисках того же папоротника я увидел высокую и через чур чёрный женский силуэт. Хотя она и была в подобие баллахона, но он был притален и неплохо прилегал к фигуре. Дело в том, что по мере приближения этого силуэта сверчки смолкали и всё явственнее чувствовался холод. Рост у неё был немного выше моего и она парила над травой. Я чётко видел зазор между низом её балахона, и травой. Ног не было видно была видна полоска травы, освещаемая луной. Мара же этого не видела: она рассмотривала светлячков в траве и видимо сильно увлеклась. Я аккуратно тронул её за плечо и указал на неясную приближающуюся к нам фигуру: - Солнышко, глянь. Она походу нас видит. И мне от неё жутко... (Пока я это произносил, фигура уж очень быстро направилась к нам и судя по очертаниям балахона начала разводить руки)

- Мара, беги!!! - заорал я, делая шаг навстречу фигуре, вспоминая, что иногда сталь (а именно карманный ножик) оказывается в легендах надёжнее серебряной сабли. И Мара побежала... Оттолкнув меня, да так, что я сам аж кувыркнулся, навстречу этому силуэту. Размахнувшись рукой она так вмазала этой «фигуре», что та, как мне показалось, со свистом пролетев не меньше метров восьми грохнулась на землю с каким то зловещим хрустом. И... Исчезла. Я несколько подрастерялся:
- Мара, ты в порядке? Она обернулась. В её глазах в свете луны я хорошо увидел слёзы.
- Ещё ни один смертный ради меня не рисковал жизнью. Она же тебя высосала бы в два счёта. А там, в посадке, дорогой... Ты... Мой... Я люблю тебя. Зачем ты это сделал? Почему не нашёл нормальную, человеческую девушку? (Деликатно опускаю наши объятия и поцелуи)
- В смысле? - у меня уже начала было формироваться догадка, но, я отказывался в это верить.
- Миленький, я не совсем человек. В ту ночь, когда мы познакомились я повздорила в лесу и меня бы скормили этому охотнику. Ты возможно, и не обратил внимание, но когда он на тебя прыгнул, я уже освободила руки и была готова его стегануть, но ты справился лучше. Я то хоть и не боюсь крестов, но, в моих руках крест всего лишь неясная хреновина, а вот ты человек. В твоих руках даже те две скрещённые палочки для рыбалки были для него роковыми. Наверняка ты слышал хлопок. - Да, но... Твоя петарда... - Вот, мальчишки! Я тогда сформировала себе лёгкое летнее платьюшко и босоножки, тоже пришлось на ходу импровизировать. Куда бы я засунула петарды? Кстати, мне тогда ещё понравилось в тебе, что несмотря на то, что платье очень открывало моё тело у тебя не было намерений воспользоваться слабостью девушки. Да (тут она пронзительно посмотрела в мои глаза) я могу читать эмоции и иногда мысли. Это как раз на моём кладбище твои соседи учинили разврат. И если карты мы им решили уж было простить - всё же лежат там несколько картёжников, а эти людЯ (оня сделала ударение на Я) играли в чего то новенькое, то вот дальнейший стриптиз и потрахуш...ки на крестах... Это ни я ни они простить не смогли должна быть кара. Да, у нас возникли сильные разногласия из-за того, что смотрящий сделал с девушкой. Убить да, но, не так... Пришлось его сделать бродячим, и заменила его на свою близкую.
- Извини,- я понемногу приходил в себя,- какую близкую?
- У нас не принято слово друг, подруга... Нет такого по сути. Есть взаимодействие, есть выгода. Пошли со мной, хочу чтоб ты меня действительно узнал. И нежно взяла меня за руку. Я понял, что если бы хотела, то уже много раз могла бы меня убить, а потому смело пошёл с ней. - Я не человек, я могу менять лик, но только на женский. Не пугайся (я вдруг обнаружил, что меня за руку ведёт первая красотка нашего класса), я у тебя считала её образ. Похожа?
- Ещё и как. Но ты мне понравилась не из-за тела... Она улыбнулась: - Я это тоже прочитала. Я хотела пока с тобой гуляем почувствовать твою похоть, корысть, мысли о другой девушке, но, то что я чувствовала лишь воскресило во мне те чувства, что я в себе убила уже давно. Никто тут со мной не общается только из удовольствия общения и привлекательности - им всем что-то нужно от меня. А ты... Почему я... Мне же нельзя... Ты же не сможешь быть со мной счастлив никогда.
- Извини, я тогда не знал что ты не человек (когда любишь, как то быстро принимаешь информацию о любимой... Наверное), ты мне понравилась такой как я тебя увидел и узнал тогда. Люблю тебя и сейчас, вот такую как вот ты есть.

Она снова улыбнулась:
- Хвали небеса, что действительно не видел какая я есть. Это всего лишь одна из разрешённых упаковок. Хоть, когда то я и была человеком... Как ты думаешь, как должна выглядеть смерть, чтоб с нею не боялся идти в свой последний путь, ни стар ни млад, ни девочка ни бабушка? Правильно, по разному, но для всех беззащитно, нежно и радовать глаз. Кстати, мы часто используем образ с косой. Зацени мою косу ( тут же слово ниоткуда у неё на голове образовалась великолепнозаплетённая коса и она снова приняла образ в котором мы познакомились). Я не тот безносый, что иногда тоже за умершими приходит, мы, кстати часто с ним соримся. Тем временем мы подходили к кладбищу. Зашли в ворота.

- Сенега, - громко позвала она. Из тьмы к нам навстречу вышла высокая, несколько худощавая женщина. - Смотри, это Антон. Он мой. Ему здесь можно быть в любое время, любой день, хоть перед рождеством, хоть в ту пятницу, приносить отсюда цветы и без всякого поняла? Я же говорила тебе, что хочу проверить его смелость, а не боевые качества. Что он против этой стриги с ножиком то смог бы? Ты вообще, соображаешь?
- Мар, я ей и сказала припугни... Ты же меня дважды предупредила, чтоб с ним ничего не сталось. При встрече я ей так вломаю...
- Знакомься, Антон, это Сенега. Она тут теперь страж... Ну, смотрящая, чтоб тебе понятнее было. Я скоро должна буду уйти, надеюсь, правда, что не надолго. Хоть кто-то сможет тебе подсобить случись чудное. Она, правда, не может покинуть территорию кладбища, не может показаться при свете дня. Но, захочешь поговорить или посоветоваться заходи в любую ночь.
-А ты? Далеко? Помочь могу может? Я же человек. Может, для меня что то очень просто, то что для тебя нереально, вот как с крестом, например.
- Ты мне поможешь, если будешь счастливо жить и лучше бы без меня...- Немного поколебавшись, добавила,- хотя мне так с тобой было хорошо.

Не буду описывать наши свидания, слишком уж личное. Добавлю лишь, что тот образ, в котором я её впервые увидел, это как раз так она и выглядела будучи человеком и ей, по видимому, было приятно, что мне понравился именно он. Продолжу рассказ с того утра, когда накануне вечером она сказала мне, что уходит. С утра кое что сделав по хозяйству я наконец встретился с Мишей. Посетовав, что я так пропал, как вроде женился он сказал, что они уезжают с родителями уже сегодня. Их в городе залили соседи с верху и его помощь нужна была дома. Пару дней я провёл в обычном своём режиме, а на третий день, на рыбалке, вдруг услышал знакомый женский голос за спиной:
- Клюёт, рыбачок? Я оглянулся. Да, это была Мара. В глазах почти что горело пламя, но это была она. (Как вы поняли объятия и поцелуи я пропускаю здесь и буду стараться далее - не про них рассказ)
- Привет. Да, ты прав, меня сильно высушили, но я ещё не закончила. Многое надо пройти. У меня сейчас немного времени, так что слушай внимательно. Тебе в ближайшие день два надо будет отсюда уехать к себе в город. До конца лета. Если завтра не уедешь, то зайди к Сенеге ночью. Видеться мы не сможем... И да, не ходи ближайший месяц как уедешь, ни на одно кладбище ни под каким предлогом, ни по какому поводу.
- А ты сможешь ко мне в гости приходить, хоть иногда? Я не хотел бы тебя терять очень. Она нежно потрепала меня по голове:
- Милый, я тоже скучаю, но мне без приглашения нельзя в человеческую обитель.
- Ну, так я тебя приглашу.
- Оттуда не надо. По твоему приглашению не одна я смогу войти в твой дом и не только к тебе а и к любому жильцу. Хотя... Есть одна возможность: возьми у Сенеги мой медальон и перед сном открывай его и приглашай меня, с упоминанием имени моего, каждый раз, перед сном, когда захочешь меня увидить. И запомни: на моём кладбище ты желанный гость. (И видимо, тут увидев мою удивлённую рожу добавила улыбнувшись) Не, не постоялец, а гость. Пока Сенега там всё нормально. Да, если вдруг решишь сойтись с нормальной девушкой, людЁй, я пойму, мстить не буду. Зачем тебе нежить?
- Не нежить а ты! И слегка её приобнял. Почти почувствовал дрожь и волнение её тела, почти как у настоящей живой девушки... Почти...
- Уезжай отсюда. И будь счастлив! Мне уже пора, а то они за мной прийдут сюда. Пока. Да, отвернись, пожалуйста, я при тебе стесняюсь уходить.

Я отвернулся. А когда спустя некоторое время повернулся, то её уже не видел, хотя дорога ещё достаточно далеко просматривалась. На следующий день зашёл к Сенеге, что было нелегко, учитывая моих родных. Мне даже не пришлось звать, она сама вышла из тьмы, когда я вошёл на ночное кладбище.
- Молодец, что сам, а не привёл кого похвастать.
- Ты чего, совсем меня за дурака держишь ( блин, после Мары стал общаться с нежитью как с людьми, даже слегка "наезжать") я что, маленький?
- Ну, младше меня на несколько сотен лет точно,- она ухмыльнулась,- давно вот так близко с людьми не общалась. Она откровенно меня рассматривала.
- Протяни мне руку, - не то сказала, не то скомандовал она,- так давно смертного не касалась. Я протянул.
- Любишь таки...- она томно улыбнулась, словно, каким то своим мыслям.
- Я за медальоном. Мара сказала что у тебя её... Она меня перебила:
- Да, её медальон у меня. Через него я с ней могу связаться. Хочешь его взять?
- Да, она разрешила.
- Я знаю. Уведомлена. А сам то принёс чего?
- В смысле? А что я должен был принести?
- Да ничего в общем то... Просто, так сладости люблю. Сейчас у вас такой шоколад делают, не то что в моё время. Жду поминок, а так нечасто шоколад оставляют... Да, держи его. Она протянула мне изящное золотое изделие. - Как всё это кончится - заходи. Даже если Мары не будет... Так приятно просто поболтать со смертным, который непреследует корыстные интересы, а не когда всякие рукамимахатели с ритуалами приползают.
- Да, Мара сказала, что ты можешь помочь с отъездом. А то бабушка настаивает, что мол только с родителями поедешь, на выходных аж.
- О, это хорошо, что поделился. Завтра всё устроится. А что сейчас смертным интересно? Есть время поболтать?
- Да, конечно, есть...

Я рассказал и о распаде СССР, оказывается, она не знала. Рассказал и про расцвет мафии и слухи про разборки. Тут она была более чем проинформирована, так как в ритуалах, которые проводили всякие, как она их называла рукамимахатели стали звучать непривычные для неё поначалу выражения. Говорили мы очень долго, вдруг она резко встала, произнесла тихо: сиди и молчи. Встала и сделала шаг вперёд. Впереди я разглядел, как две горбатые невысокие фигуры тащат что-то прозрачное и светлое, что как могло упиралось и брыкалось тихо покряхтывая.

-Эй, вы двое! - крикнула Сенега командным голосом. И куда и подевалось дружелюбие с которым она сейчас со мной общалась,- вы чего, совсем погост не чтите? У вас откуп есть? Вам что тут оприччина, что ли? За сии деяния хвосты в косу заплету каждому!
- Мила девушка,- послышался писклявый и лебезивый голос от одного из них,- не из душегубства окаянного ради, а токмо во имя наказу Ряшка нашего пришли сюда. Вот, душонка заблудшая подвернулась. Святош то рядом нет, вроде как, и наша бы...
- Не ваша! Что, правил не знаешь? Валите бегом отсюда оба, а прийдёт Ряшко, я и ему шкурку выщипаю, если будет беспоедельничать.
- Как скажешь, страж. Они бросили то, прозрачное, а сами доцокав копытцами до ворот только за ними исчезли.
- Теперь тебе нельзя возвращаться к себе. Обожди тут немного,- произнесла она задумчиво. Лишь под утро, она призналась, что могли бы тут, в избе посидеть, но она не знает можно ли мне - живому, в ту избу.

С первыми лучами солнца я пошёл домой. Перед обедом пришла бабушка и сказала, что мама позвонила соседке (у нас не было телефона в деревне) чтоб сказать что нам в городе в почтовый ящик пришло письмо, в котором говорилось, что меня берут на работу и что моё резюме их очень устраивает. (Всё бы классно, но я никакое резюме никуда не отправлял) Пообедав я шагал на электричку, мысленно очень благодаря Мару за показанную мне короткую дорогу. Иначе точно бы не успел. Проходя мимо кладбища я вслух, но не очень громко произнёс: «До встречи, Сенега. Держись! Удачи!». Лишь лёгкое дуновение тёплого ветерка мне в лицо в абсолютно безветренную погоду было мне ответом.

На поезд я успел. Как вы поняли, в первую же ночь в городе я пригласил Мару в свой сон... Это уже другая история.

А интересно ли было читать не скучно ли и стоит ли мне продолжать я узнаю из комментариев уважаемых читателей, ну и редакторской группы тоже. )))

Автор: 

Гнусик
Всего голосов: 12

Комментарии

Бывает.
+1
0
-1
Аватар пользователя Волк Ольшанский
Волк Ольшанский
Читать конечно интересно, неплохо написано, но вся эта языческо-магическая, суеверно-мистическая ересь, может очень повредить, неокрепшей(морально-психически) и не опытной молодёжи... Дело хозяйское, но главное помнить, что даже за всякое, праздное слово, мы все, рано или поздно, дадим ответ.
+1
-1
-1
Аватар пользователя Маргарита
Маргарита
Ещё пишите!!!
+1
0
-1

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх