«Кофеек из праха Ок»

 
Всего голосов: 24

«Кофеек из праха Ок»

- Так это ж, ещо Петя Первый, постановил указом, обязал, всех бояр да знатный люд, кофей по утрам откушивать! Вона, у Алексия Толстого, в рОмане «Россия молодая» про Петра, так и записано! Громко сказал дед и смачно сербнул из малюсенькой чашки, крепко сваренный кофе. А вот Я как – то, не любил этот напиток. Не понимал, чего это так люди его пить любят и особенно по утрам?

Дед отсербнул еще, издал знатное довольное кряхтение:
- Эххх ой-аа. – И повел носом, высказывая всем своим видом, что получает истинное удовольствие от напитка.
- Ой, дед, ну и что? Вот не люблю Я кофе никакое, разве, что с молоком и сладкое.
Тут дед громко стукнул кулаком по столу, что маленькая чашечка звучно подпрыгнула на блюдце.
- Цыц! – Дед сдвинул сурово брови и начал читать свою вечную мораль с грамматическим подтекстом.
- И не «оно» - кофе, а «он»! Оно это…
Я оборвал деда и продолжил его заеженную фразу из бородатого анекдота:
- Да-да, дед, знаю. Оно – это говно и Министерство образования, а также правительство и НЛО. – Монотонно проговорил Я скороговоркой, закатив глаза под лоб.
- А коли знаешь, внучек, так и не нервируй деда. А уваж лучше, сядь да откушай кофейку со мною, старым. Не ровен час, не станет деда и ага, с кем еще так душевно посидишь?
Дед снова отпил глоточек и продолжил:
- Этот особенный, друг мой, лет армейских из Вьетнама привез. Не забывает, помнииит меня, старый хрен. – Дед растянулся в улыбке и снова прильнул к чашке.
Пил хоть и со звуковыми сопровождениями, то что бабуля называла «сербанье», а вот чашку держал грациозно, оттопырив в сторону мизинец, на котором красовался старинный перстень с изумрудом.
- Вот угодил с гостинцем! – Продолжал нахваливать кофе и друга дед. - А коли уж, хорош, будет кофей для покупателей, так поставку оттуда и наладим.
Дед покрутил чашку и внимательно посмотрел на пар, который поднимался над ней. А дальше, шло дедово традиционное и понятное только ему причитание.
- Все ж добро, все ж деньги, да все в дом, все в семью. Парок как дымок, к верху поднимается, а денежка в доме прибавляется! Уте-те! – Между подсербываниями, причитал дед и раскачивал кресло - качалку, в котором любил сидеть по утрам.

Это была его излюбленная утренняя мантра, без нее ритуал кофепития не представлялся.
Меня кстати, Гавриил зовут, да- да, вот дед так шутканул. И не Гаврила, а именно Гавриил.
Поликарпом бы еще назвал, чудак старый, а то, что уж так по - скромному? Издеваться так по-полной, нечего мелочиться.
Но Вы не думайте, дед у меня хороший. Шутит просто по своему, специфически, своеобразным старческим юмором. Иногда это до невозможности доходит, прямо бесит, но как говорит отец, а ты откуда знаешь, каким в старости станешь, может, еще хуже будешь внуков раздражать? И эти слова меня успокаивали. Даже совестно становилось на время. А имя это, еще в школе меня достать успело, каждый раз Я говорил деду, вот вырасту – поменяю. Но его реакция была настолько спокойная, что настораживало даже, мол, поменяешь, еще как поменяешь, ага, черта с два!
А еще, дед мой не просто кофеман - наркоман, он владелец малюсенькой кафеенки на автовокзале и малюсенького ларечка на центральном рынке. Но знаете, что Я Вам скажу, несмотря на такой скромный и неказистый бизнес, цены не маленькие, даже по столичным меркам высокие. Да и сорта кофе разные в продаже имеются, со всех точек земного шара тех стран, где имеются кофейные плантации. Это может удивлять? Кого-то да, а вот покупателей, нисколечко.

Чем старше Я становился, тем больше удивлялся тому, почему дед, ровно, как и его прапрадед, не открыли кафе по - больше, и вообще, не развивают как-то бизнес достойным образом. Дед только злился на эти вопросы. Отмахивался, обещался потом рассказать, когда время придёт. Но не говорил, когда именно это самое время придёт.
- Тише едешь, дальше будешь. – Шамкал он и переводил разговор на другую тему.
Несмотря на это, денег нам всегда и на все хватало. В отличие от семей моих сверстников, родители которых, в нашем небольшом городке, имели хозяйство и занимались фермерством, мы, то есть наша семья, не имея даже огорода, жили много раз лучше, в материальном плане и ни в чем себе не отказывали. Но конечно, яхт и вертолетов, нам особо не хотелось, но есть уверенность, возжелай Я что-то в этом роде, дед нашел бы средства и возможность.

Наш кофе пил не просто весь городок, работники автостанции, водители. Пить наш кофе, приезжали даже из соседних городков по области, деревень и иногда из столицы. Также, Я помогал деду тем, что продавал зерна через интернет, отравлял по Украине, «Новой почтой». Деду затея эта сперва, не очень нравилась. Но увидев, что спрос есть и выторг у меня не плохой, похвалил даже.
Похвалы от деда редкость. Получить от деда похвалу, это как «бальзам на душу», тоже выражение, кстати, из его речевого словаря, дедовского лексикона. А вот бутафорскую затрещину, в легкую. Это всегда, пожалуйста, иногда даже просто так, а на вопрос, по-какому случаю, дед обычно отвечал:
- Для проХфилактики! – И многозначительно поднимал вверх, указательный палец.

Самым загадочным, для меня всегда был вопрос, почему наш бизнес семейный, переходил исключительно от деда к внуку, но никогда к сыну? На это тоже ответа мне не давали. Отец вообще жил за границей с мамой. Я их редко видел, только когда они сами прилетали, а вот дед мой, как и его дед, никогда не путешествовали, ни на день не покидали границы нашей уже «незалежной державы». Иногда Я даже боялся, что тоже мир не посмотрю, а буду как дед, торчать в этом городишке, а тем временем, все мои сверстники уже объездили всю Европу. Да что там Европу! Были во всех экзотических странах. Острова красивые видели и постили в инста фотки с того самого «сказочного Бали». Я же только слушал их рассказы, открыв рот, да просматривал «Орел и Решку» на Ютубе.
Эх, дед, дед. Что - то тут не чисто?!
- Оно тебе надо, внучек? – Кряхтел дед. – Что там в тех заграницах? Один разврат да капитализм.
- Дед, очнись! – Пытался вразумить его Я. – Ты сам - то кто? Посуди, ведь, твой ларек да кафешка, тоже не что иное как «капитализм» или нет?
Я пытался подловить деда и стебануть. А тот лишь:
- Цыц, недоросль! Поговори мне ещо!
Вот и весь разговор. Так себе троллинг.
На самом деле, вопросов было много. Непонятки за непонятками. Один раз в год, в свой день рождения, дед уходил в кафешку, на всю ночь, а возвращался лишь под утро. После той ночи он был сам не свой и выглядел настолько больным, что целый день, а порой и два, лежал пластом в кровати, кряхтя и причитая матерным речитативом.
Самыми безобидными, в тот день, словами его были:
- Ой ой ой, грехи мои тяжкие!

Бабка то и дело давление меряла, да сетовала, что тот много кофе пьет и в этом его проблема, что кофе только усугубляет гипертонию. А когда его спрашивали, что вообще можно делать всю ночь в магазине, да еще в день, который припадал на его день Рождения? Вместо того, чтобы пригласить мужиков, и отпраздновать как следует? Да тот лишь начинал сильно злиться, если доставали расспросами и советами. Дед, огрызаясь, отвечал, что переучеты проводил и подбивал итоги за год, планы строил, что да к чему и прочие хозяйственные вопросы решал. А в конце добавлял неизменное:
- Цыц! Не вашего мелкого ума дела мои! Советчики – почемучки – разведчики! Ишь ты, моду взяли!

Через сутки, двое, дед приходил в себя, и все возвращалось в привычное русло. И так до следующего дня рождения. Но за месяц, до даты, дед начинал нервничать, суетится и становился злым. Нет, даже не злым, это напоминало защитную реакцию на нечто такое, чего нам, мне, бабушке и вообще, членам семьи, знать было категорически запрещено.

На свои годы, дед не выглядел совсем, а ему вот 89 на носу. Не шутки совсем. Я такие цифры, боялся представлять, а у нас все в семье долгожители. Но мужчины, умирают через одного, в одном возрасте, 90 лет! Если просмотреть статистику, то меня ожидала та же участь, как и деда моего деда и прадеда моего прадеда. Сам путаюсь в этих пра-пра… Не суть, короче.
- Гаврюша, дружочек, а подай ка очки и ту штуку бесовскую, с яблоком надгрыженным, ага, ага, ото ее, окаянную, будь она не ладна! – Кряхтя, просил меня дед, подать ему айпад, там у него игрушка «Ферма».
- Дед, это айпад и ничего не бесовская. Людьми придуманная. – Давал в очередной раз информацию Я деду, а сам поеживался всякий раз, когда меня называли Гаврюша. Бляяя, ну такое имя, ну за что?
- Нет внучек, не от людей это, не от человека, а самая, что ни есть, бесовская! - Подняв деловито указательный палец вверх, проскрипел дед и принялся играть, монотонно раскачиваясь в кресле качалке.
- Дед, ну что за староверье? Средние века прямо какие-то. Двадцать первый век на дворе, очнись! Ну, какие такие бесы? – Не унимался Я. – Не существует таких.

Дед вдруг прекратил играть, отложил айпад на колени, снял очки и пристально посмотрел на меня, такими глазами, сверлящими насквозь, что Я даже вздрогнул.
- Ты чего дед? – Опешил Я.
- Не существует, говоришь? – Спросил меня дед и почесал седую бороду на подбородке. – Все люди именитые да прилично живущие с бесами знаются, внучек.
- Нефтяники тоже? Или масоны? – Громко заржал Я.
Дед же спокойно кивнул:
- И нефтяники ибо кто ж покажет все сокровища земли? Сокровища в недрах, глубоченько! Они ж скрыты от глаз посторонних, а те людям и показывают, за вознаграждение, конечно. – Спокойно говорил дед, не меняя позы. – И эти, твои, как ты их там назвал… мусс... муссоны?! Так вот и они тожа. Ага!
- Масоны, дед, масоны. – Поправил старика Я. – А муссоны, это ветра такие.
- Грамотный ты Гаврюша, это хорошо. – Одобрительно кивнул дед. – Да вот и знания людям, тоже нечистые дали. Подсобили, так сказать.
Я снова прыснул со смеху, а дед закряхтел.
- Не мытые, что ли, дед?
- Они - то мытые. Очень «мытые», а вот в чем моются, прийдет время и сам узнаешь, внучек. – И дед, надев очки, снова уставился в айпад.
- Эх, ты смотри, смотри, куда ж медведи поперли, окаянные, а? Так всю пиццерийскую мне разхерачат к эдакой - то матери! Ой-а, ба, че ж делается?! Пруть невесть откуда, окаянные! – Возмущался дед, на появление не званых гостей и игре. Я только головой покачал.

Подходил очередной день рождения деда. Он помрачнел и был особенно неразговорчив. К тому времени, у меня появилась девушка. Деду понравилась, а бабушке не очень. Я часто приводил ее в наш магазин, а иногда и в кафешку. Она с удовольствием помогала деду, тот нахваливал подругу и говорил, что она проворнее и смышленней, чем внучок родной. Но Я не обижался. Мне даже льстило, что Ленка, пришлась деду, как говорят «ко двору».

Да только накануне дня рождения, дед особого внимания нам не уделял. Кряхтел, потирал руки, ходил с угла в угол. Иногда даже постанывал и то и дело трогал себя за бороду.
- Что с дедом не так? – Спросила меня Ленка, когда мы вышли за угол, покурить тайком. Дед не любил этого. А курящих барышень и подавно.
- Да, не обращай внимания. Он всегда такой бывает, в аккурат раз в год. Завтра еще мрачней и злей будет. – Махнул рукой Я.
- ? – Ленка удивленно посмотрела на меня. Такой ответ ее не удовлетворил.
- Да день рождения у него завтра, Лен. – Ответил Я и кратко описал, традиционное поведения старика в этот день.
- Ой, это ж подарок надо? – Опешила Ленка.
- Я тебя умоляю! – Закатил Я глаза под лоб. – Он даже никого не позовет.
- Нуууу, а Я все равно, подарю. – Как бы самой себе сказала Ленка.
Я лишь пожал плечами.
Поздним вечером, дед уехал в кафешку, а Я собирался было спать ложиться, как вдруг пришло сообщение от Ленки, что, мол, зайди за мной, у меня подарок для деда Рафаила Данииловича. Я сначала ее отговаривал, но та все же сильно настояла.

Пришлось идти к Ленке.
- Лен, ну что там у тебя? – Устало промямлил Я, когда на пороге появилась моя подруга с маленьким коробочком в руках, перевязанным зеленым бантом.
- Пошли! – Вскомандовала подруга. Она как будто не услышала моего вопроса.
- Куда? – Поднял брови Я.
- В кафешку. Деду помогать! – Деловито сказала Ленка и потянула меня за руку.
- Лен, мож не надо? Он обычно такому не рад и строго настрого нам запрещал приходить туда, когда у него «годовой переучет»!
- Пошли Я сказала!
Время было половина двенадцатого ночи.

Мы шли по темной, плохо освещенной редкими фонарями улице. Дорога не долгая, вот - вот и придём. Впереди, на дороге что-то загрохотало и Ленка, вздрогнув, спряталась за меня.
Из неоткуда, метров пятьсот впереди от нас, появился дым и послышалось лошадиное ржание. Откуда то, материализовалась карета! Бля, настоящая, самая настоящая карета, запряженная черными лошадьми. Огромная, с большими колесами на спицах!

Мы с Ленкой стояли как вкопанные, боясь, пошевелится. Да мы и не могли, тело парализовало страхом от неожиданного «миража». Хотелось верить, что это мираж. Но только разве могут два человека, одновременно видеть одно и то же?

Это видение, с огромной скоростью неслось на нас, и мы успели разглядеть и даже, сам не понимаю каким образом, сосчитать черных лошадей. Их было… раз…два…три…тринадцать! Ровно 13 черных лошадей. Чертова дюжина! Управлял ими кучер, его лица мы не увидели, широкий капюшон от балахона, прятал темную фигуру и лицо.
Черная карета, такая огромная. И знаете, много больше, чем в кино вам показывают.
- Это конец, Гаврюша! – Крикнула Ленка и зажмурилась.

Бляяя, она никогда меня раньше так не называла. Меня тряхнуло от злости, даже не от страха, а именно от злости на Ленку, что она меня так назвала.
В то же время, из окна кареты показалась чья0то голова, в старинном парике, уложенном в крупные локоны. Этот мистер некто, достал пенсне, а может это был монокль, не скажу точно и приложил носу.
Лица Я не смог разглядеть, Я лишь ждал, что неминуемо произойдет столкновение и нас с Ленкой, просто размажет по асфальту, или кони растопчут насмерть. И то и то, как-то не очень. Совсем не хотелось так покидать этот свет. Ленка от страха перед неминуемой гибелью, прошептала:
- Это, наверное, все.
Карета промчалась сквозь нас. Как это произошло, Я не могу объяснить. Ленка так и стояла, не открывая глаз, а Я обернулся. Но … увидел авто, старого образца, времен НЭПа или в стиле стимпанк. Я не успел разобраться.
Двое мужчин сидели в машине, в шляпах котелках и круглых очках на резинке, плотно прилегающей к затылку. Авто сделало круг, огибая меня. Мужчина, который был пассажиром, казалось, улыбнулся мне.
- Фа-фа! – Раздался звук клаксона, ретро - машины.
Ленка открыла глаза, но продолжала держаться за меня.
- Что это такое? – Спросила она – Что за «назад в будущее»? Откуда? Где карета и лошади?
Но этим дело не ограничивалось. Машина продолжала меняться на глазах, принимая все известные модели 20 и вот уже 21 века. Ускоренный курс машиностроения мелькал перед нашими глазами.
Спустя какое-то время, возле кафешки деда, остановился уже огромный джип. Вышел водитель, почтительно поклонился и открыл заднюю дверь. Оттуда выскочил парень в спортивном костюме и кепке, надвинутой на глаза.
В дверях кафешки, показался мой дед. Он сделал вежливый поклон.
- Впускай уже давай! – Послышался голос мужчины в кепке.
- Входи! – Громко и четко сказал дед и пошел в кафешку, а Гость, след в след двигался за ним.
- А этому, моему, мяса дай, а!? Оголодал, товарищ, вишь? Дорога то сюда, нам не близкая. – Послышался снова голос Гостя.
Дверь закрылась.

Спустя минуту, дверь снова открылась и оттуда показалась голова деда. Он посмотрел по сторонам, как будто ища кого-то, а потом швырнул огромный шмат мяса во двор, прямо на землю.
- Угощайся, зверушка неведомая! – Шепнул дед и скрылся, захлопнув за собой дверь.
Кусок, шмякнулся на асфальт. Человек, что был водителем Гостя, стал крутиться как животное, которое, гоняется за собственным хвостом. Вокруг него поднялись клубы пыли, а после Я увидел … не то собаку, не то не знаю что. Оно жадно набросилось на мясо и, громко чавкая, стало есть.
- Лен, ты как? – Спросил Я и дернул плечом.
Ленка не услышала меня. Она заворожённо, мелкими шагами стала двигаться по направлению к кафешке. Я за ней.
Когда мы почти подошли, существо, пожирающее мясо, учуяв наш запах, остановилось и стало принюхиваться. Огляделось и заприметив нас, побежало на встречу. Ленка хотела закричать, но Я вовремя ладонью закрыл ей рот. Не знаю почему, Я не чувствовал особого страха, в отличие от моей подруги.
- Тихо Лен, тихо. – Шептал Я.
Существо, похожее на человекоподобную собаку, приблизилось к нам. Взгляд его хоть и был пугающим, но казался весьма осознанным, понимающим.
Обнюхав меня, оно поскулило, повиляло хвостом и прижалось к земле. Перевело взгляд на Ленку и, оголив длиннющие зубы, рыкнуло. Ленка снова хотела было закричать, но моя ладонь плотно прилегала к ее рту.
- Тихо Лен, тихо! – У меня была странная уверенность, что ничего плохого это существо мне точно не сделает. А вот за Ленку, некие волнения присутствовали.
- Ты что такое? – Спросил Я грозно у «непонятного».
Глупо было надеяться на ответ, оно лишь гыркнуло и принялось снова за свой кусок мяса.
Что же за Гость такой к деду пожаловал? Надо бы разузнать подробнее, уж не грозит ли опасность? И Я, потянув Ленку за руку, направился к входной двери.
Окон в кафешку не было, поэтому Я плотно прижался ухом к замочной скважине, и стал подслушивать. Но ничего не было слышно. А тут, еще как назло, то лохматое чудо, громко чавкающее мясом, создавало дополнительные мешающие шумы.

- Тсссссссс. – Не выдержал Я и, повернувшись к «лохматому», прижал палец к губам. И он меня понял, с виноватым видом, схватил зубами мясо и потащил за угол.
- То - то же. – Довольный собой, буркнул Я.
Знаете, мне льстило, что Ленка видела, какой у нее парень бесстрашный молодец и что неведомая зверушка, возможно оборотень, его слушается.
Ленка лишь округлила глаза и всем телом прижалась ко мне. Я ощущал, что она дрожит от страха.
Присев на корточки, мы стали подслушивать. Кое-что, таки удалось расслышать.
- А что, Рафаиил Даниилоч? – Послышался мужской голос за дверью. – Гавриил, совсем уж взрослый. Толковый, говорят, парень.
- Да какой толковый. – Послышался также голос деда в ответ. – Молодой ещё совсем, уж и не знаю что…
Тут голос Гостя прервал старика:
- Вы б не тянули Даниилович, а то время уж, скоро, скорооооо…
Дед закашлялся.
- Ну, будет о делах, успеется, а сейчас по «кофеек из праха», ок? – И Гость разразился гомерическим смехом.
Мы с Ленкой переглянулись и трудно сглотнули.

Изнутри, во все щели на улицу, стал пробиваться аромат кофе, да такой сильный, необычный и дурманящий. Ничего подобного в своей жизни Я не чувствовал. Этот аромат кофе, восхитительный. Я всегда равнодушно относился к кофейному напитку, недооценивал, а тут произошли метаморфозы, мои ноздри сами затрепетали и старались втянуть как можно больше этого запаха в себя. Да что там аромат, мир вокруг стал играть другими красками. Наверное, подобные чувства испытывают наркоманы, почему-то решил Я.
- Ну как всегда отменный, отменный! – Присербывая, нахваливал Гость кофе. – Ммм, вот понимаю, что не ошибся тогда в пра пра - пра прадеде твоем, Рафаиил. Не зря тогда, на перекресток к нему вышел, на просьбы и вызовы его. Ох, как он сокрушался о жизни тогда, да просил помощи. Отчаянный человек был. Прям почувствовал, что слово его будет верное, неизменчивое и что на все готов, чтоб семью свою из бедности вывести, видишь, даже меня, МЕНЯЯЯЯЯ, не убоялся!!!

И Гость снова закатился смехом, да вот только в конце, каждого звука, слышалось всхрюкивания.
- Меняяяя – аха-хаха-аха, хрю, ха!!! Хрю-хрю! – Ржал Гость, и казалось, что стены тряслись в такт его раскатам смеха.
По моей спине пробежали мурашки. Я пытался «переварить» полученную информацию правильно.
Смех прекратился.
- Давай, обучай его. – Уже серьезно сказал Гость. – Тебе уже скоро того…
И опять послышался смех:
- В кофе превращаться! Аха-ха-ха-хрю-хрю!
Меня затрясло.

До меня вроде и доходил смысл фраз, но в тоже время, Я пытался убедить себя, что все не так понял. Я даже забыл про присутствие Ленки, если бы не ее дрожь. Она вцепилась в меня мертвой хваткой, ее ногти впились мне в руку. В другой руке, она все также крепко держала коробочек с подарком, перевязанный шелковым бантом.
- Рафик. – Уже другим голосом, обратился Гость к деду, - А Рафик. А ведь можно уговор изменить, если что…знаешь?
Дед ничего не ответил. А мы с Ленкой переглянулись.

Также Я отметил странную способность Гостя, разговаривать разными голосами и в разной манерной стилистике. Создавалось впечатление, что это не один человек, если это можно назвать человеком. Как будто это были множество других… ну как психическое расстройство, именуемое «раздвоение личности», но тут явно было «овэр-дохуя» этих самых, весьма стремных личностей, довольно криминальных наклонностей.
- Душу за душу, другой придёт, кровь свою прольет, прахом одарит, проклятие стянет, а уговор останется, не боись, тебе и отпрыскам твоим, лиха не станется! – Гортанным голосом, в стихотворной форме, произнес Гость.
От этих слов меня передернула.
- Где ж того другого то взять? – Вздохнул мой дед. – Да так. Чтоб греха не добавить пуще прежнего.
- Греха? Грехаааа – ха-ха – хрю!? – Удивленно протянул Гость. – Тебе- то уж что? Что рыпаться? Поздняк метаться Рафик, все равно в небытие пойдешь, а вот внука спасти от участи чертовым кофеейком стать, можно.
- Время только, говорю, не тяни, как кота за яйца. – Добавил Гость и смачно отсербнул кофе.
- И как на тему такую разговор с ним начать? – Сетовал дед, - Даже не представляю.
- А что тут представлять, Рафаиил Даниилович. – Хмыкнул Гость. – Гавриил Варфаламееч, уже все знаеть! В курсах так сказать и озадачен, весьма услышанным. Правда? Гаврюшаааа!?
- Как же это? – Вскрикнул дед.

Через секунду, дверь в кафешку распахнулась, и какая то сила, схватив меня как паршивого котенка «за – шкирки», швырнула в центр зала кафешки, прямо на пол, а вслед за мной и Ленку.
Из ее рук, выпал коробочек, зеленая лента банта, съехала набекрень, крышка слетела, а оттуда, выкатилась изящная миниатюрная тюрка, золотого цвета.
Я потер зашибленный локоть, поднял голову, и моему взору явилась картина, достойная с голливудских фильмов ужасов. Только вот в моем случае, это была реальность.

Я обвел кафешку взглядом и не узнал. По углам были расставлены огромные черные свечи, в центре, на полу, начерчена пентаграмма и другие непонятные мне символы. На столе, стояли две кружки, над которыми зловещим дымком поднимался кофейный аромат, а сами кружки имели форму черепов. В центре стола, горела черная свеча, также отлитая в форме зловещего черепа с красными светящимися глазами.
По одну сторону стола, сидел мой дед в исподнем белье, испуганно уставившийся на меня. Я перевел взгляд на Гостя. Большой плечистый мужчина, в костюме Adidas потирал свои руки с длинными когтями. Лица Гостя я не видел, так как козырек кепки с тремя полосками отбрасывал тень, та закрывала весь его лик.

- Ну-с, воть, Гавриил, собственной персоной, неждан не зван, об пол хуяк, и к нам попал. – Речитативом произнес Гость, как обычно делают реперы и снова заржал и захрюкал.
- Гаврюшенькаааа… - Всхлипнул дед.
- Все слышал? – Спросил Гость, обратившись ко мне.
- Все! – Четко ответил Я.
- Вот и хорошо. – Хлопнул в ладоши Гость.
Дед закряхтел и смахнул проступившие слезы.
- Ох, проклятие проклятущее, на наши головы от пращураааа… - Застонал дед.
- Проклятие, говоришь? – Голосом похожим на раскаты грома проговорил Гость, пристально вглядываясь в деда. У того, испарины на лбу проступили. – Да о таком проклятии, знаешь, сколько меня молят и просят каждый день, по всем перекресткам мира?

Гость повернул голову в мою сторону.
- А все ли понял? – Обратился с вопросом ко мне Гость.
- В общих чертах. – Скрывая страх, ответил Я и вскинул подбородок.
- Не ну, Рафаиил, ну до чего ж хорош то, внук твой! – С нотками восхищения рявкнул Гость и поднял голову.
И тут Я увидел, два красных как свежая кровь, светящихся глаза, черную бороду и узкие зловещие губы, в насмешливой полуулыбке. Гость пристально посмотрел в мои глаза.
- Вот самый лучший из вашего отродья. – Грозно констатировал он.
Крупная, плечистая фигура грузно поднялась из-за стола и направилась ко мне. Я перевел глаза на ноги, пытаясь обнаружить копыта, так обычно в страшных историях говорят, что нечисть, имеет копыта, но их не было, вопреки обывательским убеждениям. Были просто «сникерсы» с тремя белыми полосками на черном фоне.
- Встань Гавриил, внук Рафаиила, потомок первого по – договору, скрепленному кровью и прахом, предка твоего Гамалиила! Встань с колен! – Говорил Гость таким голосом, что вся кафешка задрожала, и все находящиеся предметы в ней заходили ходуном.

Я поднялся, повинуясь голосу. Невозможно было ослушаться, да и выбора, тоже не было. Не мог же Я как дурень, распластавшись на полу, продолжать валяться.
Гость, поднял руки, обхватил мою голову. Ушами Я чувствовал прикосновение кончиков его когтей.
- Смотри, слушай и запоминай, Гавриил! – Вскомандывал Гость мне.
Тусклые картинки побежали перед моими глазами. Как будто, кто-то крутил слайды черно-белых диафильмов. Несмотря на несуразицу всего происходящего, Я отдавал себе отчет, что это более чем серьезное дело. А Гость, видимо из самой Преисподней пожаловал, сейчас рассказывает мне, таким удивительным образом, всю историю моей семьи.

Три столетия назад, состоялось это «черное знакомство» моего пра пра пра прадеда с потусторонней Силой. Мой предок, нагло выкрал, а точнее вырвал и выкрал пару страниц рукописного текста из самой «черной книги» великого колдуна Якоба Брюса, что обитал тогда в Сухаревской Башне. Похищение не сразу заметили, а предок был уже далеко. Он бежал и решил обосноваться в этом маленьком городишке. За душой не имел ничего, кроме жены и шестерых умирающих с голоду детей. И вот тогда решился он на-отчаянный поступок. Каким-то образом, расшифровав странный текст, отправился на перекресток, призывать Силу Особую, Могучую. Да не учел одного, что текст был не полным, а разрешения особого он не имел на такое, тем более воровство совершил и ни у кого бы то ни было, а у самого Брюса, самого известного колдуна в России и близкого друга Петра Первого!
Да и в подношение, ничего лучшего предок не придумал, как кофе принести, вместо водки. Ну, чтож!

Заклинания были услышаны, на призыв явились Силы да вот только не те, что ожидал пра пра пра - прадед. Другие явились. Помощь оказали, да вот наложили проклятие, а точнее такой хитрый договор составили, что за безбедную жизнь, должен он заплатить.
Плата была следующей: в семье будут рождаться только мальчики, а через поколение, дело кофейное, будет по наследству передаваться. Дело будет прибыль достойную и неизменную нести, но владелец, передающий кофейню, внуку, доживать будет до 90 годков, а внук обязан деда своего огню предать, сжечь до пепла, живьем. Пепел же этот в день рождения, строго один раз в год, подмешивать в кофе и угощать Гостя из Преисподней. Такова плата! Душа сожженного, уходит в служение тем силам и не имеет права отказаться от службы такой, иначе род будет обречен на тяжкие страдания и впоследствии, полностью прекратиться. Уговор – договор, неразрывен, печатями невидимыми скреплен, кровью подписан, прахом усилен. Никому не переписать. На то она и есть, Чертова печать!
По моим вискам, по спине, по всему телу тек пот. Все стало на свои места, Я получил все ответы на мучившие меня вопросы.

Гость убрал свои руки и видения прекратились, дышать стало проще.
Вдруг Я осознал, что деду моему остался всего лишь год, а потом Я должен буду его … живьем сжечь, чтобы сделать прах для кофе, чертова кофе! Должен же быть вариант? Не могу Я так с дедом поступить!
Да как же Я смогу то? Родного деда? Неужели ничего поделать нельзя? И тут Гость, как будто услышав мои тяжкие мысли, ответил:
- Уговор – договоррррррр – Рычаще протянул он. – Первый кто такие вопросы задает. Другие от страху кипятком ссались, да трясясь, исполняли раболепно. А ты выход, стало быть, ищешь? Хмммм…
- Ищу – Прошептал Я и тут же закричал громко – Ищууу!
Вдруг, в моей голове, неизвестно откуда пронеслись слова:
- Ключ – найду, замок - оттворю, договор - перепишу. Слово мое крепко, за одного другого отдам, а Силу не предам, помощи не лишусь, в деле своем пробьюсь. Мое - мне, а чужое – тебе!
Я кричал громко, несмотря на то, что голос мой дрожал, Я был убедителен. Глаза Гостя вспыхнули огнем, а губы растянулись в улыбке. Мне даже казалось, что он был доволен мной. Покачал одобрительно головой.
- А ну ка? – Подзадоривал меня он.
- Гаврюшенька, что удумал, внучек? Одумайся! – Взмолил дед и обхватил руками седую голову. – Грех, куда ж еще один грех – то?
Но Я не обращал внимания, на причитания деда.
- Слово мое крепко, нерушимо! – Продолжал Я.
- Таааак… - Удовлетворенно протянул Гость.
- Кровь за кровь. Старое заберу, новое привнесу, освежу отдам, забирай к чертям! – Слова сами рвались с языка.

Одним рывком, Я схватил Ленку за волосы, которая все это время, валялась на полу в ужасе и страхе. Ленка заверещала, но мне было все равно. Я спасал свою семью! На семь поколений вперед!
С пола махом, поднял тяжелую металлическую тюрку, Ленкин подарок деду и, размахнувшись со всей силы, ударил свою подругу по голове. Еще раз, а потом еще и еще, снова и снова, Я наносил сильные удары Ленке, пока та не стихла. Ее маленькое личико было все перепачкано кровью. Струйки крови стекали на розовую блузочку и синие джинсы, капали на пол.
Дед сжался и сполз на пол, все также обхватив голову руками, продолжал плакать и причитать:
- Гаврюшаааа, Гаврюшааа… внучочек мой родненький, как же?
А Я твердыми, уверенными шагами направился к кофейным оборудованным станциям, отодвинул ящик стола, достал нож. Этим ножом, Я перерезал горло, еще теплой Ленке. Ей уже было все равно. А мне нет! Она мертва, а Я жив! И дед мой жив.

Отбросив нож, взял кружку – череп, со стороны Гостя и подставил под Ленкино горло. Багровая кровь наполнила кружку до краев и даже перелилась через верх, образуя на черепе, красные узоры подтеки.
Эту кружку, Я протянул Гостю. Тот не заставил долго ждать, восхищенно наблюдая за мной, за моими уверенными действиями, Гость подхватил кружку. Потом, Я наполнил кровью и дедову кружку, но оставил ее себе.
Мы, Я и Гость, не чокаясь, подняли кружки вверх. Пристально посмотрели друг другу в глаза. А после до капли, выпили содержимое. Я с трудом сдерживал рвотные позывы, но отчетливо понимал, для чего так делаю! Последняя капля, сглотнул. Я сделал это!
- Сделано!
- Ты страшнее их всех и умнее их всех. Красава! – Довольно вытирая рукавом окровавленный рот, прорычал Гость.
- А теперь слушай внимательно Гавриил и запоминай! Семь поколений рода твоего, не увидят меня. Потом приду, за кровью, за жертвой. И если предки твои, запомнят завет мой - твой, и правильно все исполнят, то еще семь поколений, не явлюсь. А ежели накосячат… сам знаешь, что будет! И куда и кому душа твоя и предков твоих, отправится. Понял? Или повторить? – Прохрипел Гость.
- Не повторяй, понял тебя! – Уверенно ответил Я.
- Живи, процветай, да … о сказанном не забывай, обещанное, помни и детям своим напомни, а те своим и так до седьмого колена, Гавриил! – Громко, выделяя каждое слово, произнес Гость и направился к двери. Вдруг, обернулся и посмотрел на труп Ленки.
- Сожги, до пепла и развей на лесном перекрестке. И не бойся, суда да следствия не случится, все по делу этому, в твою пользу, разрешиться!
С этими словами, Гость вышел во двор, человекособака побежала к нему, на ходу принимая облик, обычного парня со спального района, эдакого пацанчика гопника.

Гость уселся в джип на заднее сидение и через пару секунд, по дороге неслась машина, окруженная клубами дорожной пыли. По мере удаления, джип превращался в ретро- машину, а потом в огромную черную карету, запряженную 13 лошадями, а после и вовсе скрылся во тьме.

Дед мой, Рафаиил, дожил до 101 года. Честно сказать, он и злился на меня, что невинную девушку в жертву принес, но в тоже время понимал, ради чего Я так поступил. Девушек еще много будет, а дед у меня один!
Бизнес кофейный процветал как никогда, Я открыл сеть своих кафешек, по всей области. И даже одну, в столице, оформив ее в готическом стиле, что послужило приманкой для столичной богемы. Чашки черепа и столики из гробов, весьма впечатляли и постоянно притягивали новых и новых клиентов. Все сумасшедшие богачи стекались в мое «детище». Всем было интересно, что за кафе такое, с названием «Кофеек из праха Ок».
Я женился на прекрасной девушке, чем-то похожей на мою… Ленку. У нас дочки и скоро будут внучки. Не знаю, где Я тогда провтыкал, но теперь у нас в роду только девочки рождаются.
О Ленке? Дело тогда закрыли за недостатком доказательств. Никто ничего так и не понял, что вообще случилось. Нет тела, нет дела. Только золотая тюрка, на моем рабочем столе, как память о … неважно. Бабушка была даже рада, что мы больше не встречались, она-то не знала, ей и не надо. Просто недолюбливала она ее. И все тут

Договор Я помню так, как будто вчера его произносил перед Гостем. Единственное, что меня смущает, как девочки мои, внучки справятся с такой задачей? Ну, Я буду их воспитывать так, чтоб могли за себя постоять и ничего не боялись.
В прапраправнучке своей будущей, Я почти уверен! Справится!

Раздел: 
  • Мистика
Всего голосов: 24

Комментарии

У меня вопрос. Не потерял ли силу ритуал? Он не был исполнен по правилам, в жертву принесли не того человека. По сути Гость должен был как минимум рассердиться. Или он рассердился? Ведь рождаться стали только девочки, они выйдут замуж и уже не будут носить фамилию своего рода. Получается, что сила ритуала спокойно уйдет к другому роду? Как то герой об этом не подумал.
+1
+2
-1
Благодарю за такой развернутый комментарий и интересное замечание) Там продолжение будет. Гостя это все весьма позабавило, но обмануть тех кто по ту сторону понимания нельзя и так или иначе там новый виток истории)
+1
+1
-1
Аватар пользователя Читатель
Читатель
А Ленке, получается, самой Судьбой изначально была уготовлена роль жертвенного животного. Без вариантов, судя по тому, как её буквально несло навстречу собственной судьбе и той настойчивости, которую она проявляла, чтобы оказаться "в нужное время, в нужном месте". Видно карма была такая ею наработана.
+1
0
-1
Замечательный случай! Ленку конечно жалко...
+1
+1
-1

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх