Душехлёб

Очень страшная картинка
 
Аудитория: 
  • молодежь
Всего голосов: 8

Душехлёб

Это был тёплый вечер последнего месяца лета. Стемнело, небольшой двор погрузился в жёлтый свет старых уличных фонарей. На лавочке около подъезда двухэтажного дома сидели двое пятнадцатилетних мальчиков. Первый — худой, черноволосый, покоритель сердец всех местных девчонок — Димка. С семи лет он занимался боксом, поэтому пользовался уважением у старших ребят и не давал ни себя, ни своих друзей в обиду. Второй, наоборот — полноватый светловолосый паренёк — Саня. В отличие от Димки, он был труслив и тяжело переносил все приключения, на которые его звал друг. Несмотря на явную противоположность во внешности и характерах, ребята были лучшими друзьями с раннего детства. Помимо Димки с Саней, на этой улице было немного их ровесников, поэтому они знали каждого лично и со всеми дорожили общением.

На завтра у ребят была запланирована поездка в другой конец города с ночёвкой. Пару дней назад, во время очередной прогулки, Макс — один из уличных друзей, — предложил переночевать в подвале заброшенного дома. Поначалу идея была воспринята негативно, многие посмеялись и обозвали Максима ненормальным, но тот всё не унимался:
— У меня дача за городом, скажите родителям, что едете туда на выходные, а сами в подвал. Посидим, истории расскажем, ну а утром домой.
— Представь ситуацию, — начал Сашка, — залезаем мы туда, а там бомжи-убийцы. Что будем делать?
— Нет там бомжей, в подвале холодно ночью, поэтому никто не ночует, мы с Олегом проверяли.

Олег был сводным братом Максима. Особой братской любви между ними не наблюдалось никогда, но все приключения они переживали вместе. Во дворе поговаривали, что строгий отец Олега наказал сыну следить за неугомонным братом, который то и дело попадал в различные неловкие ситуации: один раз Максим поджигал тополиный пух рядом со срубленными недавно деревьями, отчего те загорелись. Тогда Олег отчитал брата, как маленького мальчика, несмотря на то, что они были одного возраста, а вину взял на себя и получил незаслуженное суровое наказание. В их дуэте Олег был самым адекватным, серьёзным и рассудительным, а Макс продолжал впадать в детство, играя роль некоего шута.
— Что скажешь, Олег? — спросил Димка. — Стоит ли ехать?
— Сами решайте, — огрызнулся Олег, — не хватало мне еще отдуваться за принятое решение.
— А я хочу съездить, — улыбнулась Маша. — У моего отца есть большой садовый фонарь, можно его поставить и сидеть вокруг, здорово будет.
— А как туда ехать? — спросила Аня. — На автобусе?
— Нас мой друг отвезёт, — улыбнулся ей в ответ Макс. — На машине.

Маша и Аня были сёстрами. Они всегда отличались активностью, лёгкостью на подъём и необычной, для девочек их возраста, смелостью. Поэтому даже ночёвка в заброшенном подвале на другом конце города их ничуть не пугала.
— Это всё хорошо, — снова начал недоверчивый Саня. — Бомжей-убийц там нет, а как насчёт остальных маргиналов? Маньяк какой-нибудь зайдёт или даже просто сторож, а в худшем случае полиция.
— Саня, опять ты за своё, — улыбнулся Дима и посмотрел на друга.
— Санька, смотри, — затараторил Максим, — там большой подвал: при входе огромная комната, потом спуск вниз, небольшой коридорчик и ещё две огромные комнаты друг напротив друга. Всё это под землёй, и даже если кто-то зайдёт в первую дверь, то нас он не увидит и не услышит!
— Всё, я поеду, только если все поедут. — Саня скрестил руки на груди.
— Решено. — Димка весело кивнул. — Никто не против?

Все промолчали.
— Тогда в пятницу вечером встречаемся возле нашего подъезда.

Ребята погуляли ещё немного и разошлись.

Вечером, за день до поездки, когда Дима и Саша сидели около дома, из темноты двора показался знакомый силуэт Олега. Он подошёл к ребятам и с хмурым лицом начал говорить:
— Разочаровали вы меня.
— Почему это? — удивился Димка.
— Ладно этот идиот хочет там ночь провести, чтобы Анька посмотрела, какой он смелый, но вы то куда? — гневно говорил Олег.
— Глупый какой-то план, мы там все будем, а Анька только на него посмотрит? — недовольно сказал Саня.
— План-то хороший, стратег дурак. Он вас пугать собирается.
— Как пугать? — Санька широко раскрыл глаза.
— Мы зайдём в одну комнату, сядем там, начнём истории рассказывать. Он расскажет про Душехлёба, а потом отойдёт в соседнюю комнату, поставит будильник на телефоне, а на мелодии будет рычание монстра. Все испугаются, а Макс вызовется проверить, что там.
— А дальше? — улыбнулся Димка. — Там же ничего не будет, как он выкрутится?
— Глупый ты, здесь важно грамотно подать свою смелость. Так и скажет, что ничего нет, девочки сами попросят нас уйти, а он в это время будет напуганную Аньку успокаивать.
— Так, а нас он предупредить не хотел? Или он тебя послал? — возмутился Саня.
— Никто меня не посылал, — обиделся Олег, — я переживаю за него, что случится — отец с меня шкуру спустит.
— Хорошо, — подключился к разговору Дима, — пусть делает, что хочет. Главное, если будет изменения в плане, то сразу сообщай нам. Вдруг он решит в маньяка переодеться, а заодно и Саню зарезать.

Саня озадаченно посмотрел на друга, а затем демонстративно закатил глаза.
— Сообщу, — ответил Олег и, попрощавшись с друзьями, пошёл дальше по улице в сторону своего дома.

Следующий день прошёл в сборах. Дима и Саша запаслись бутербродами, чипсами и газировкой. Аня с Машей принесли фонарь, два пледа и старые тряпки, чтобы, постелив их, можно было бы сидеть прямо на полу. Олег и Максим собирались основательно. Первый взял воду, бутерброды, осеннюю куртку и раскладной нож, подаренный дедом на пятнадцатилетие. Последний приготовил будильник на телефоне для своего плана, взял мощный отцовский фонарик и надел свою самую красивую футболку, в надежде лишний раз покрасоваться перед Аней. Каждый из ребят, кроме Максима, взял с собой по спальному мешку. Макс настолько горел своим планом, что не мог даже думать о сне в подвале.

«Некогда будет спать, девочек напугаю, Аньку обниму, выйдем оттуда, и рассвет встретим» — думал он.

Собрались они в девять вечера у подъезда Димки и Сашки. Отвезти ребят к подвалу согласился друг Максима — Витька. Он приехал с родителями из деревни, где провёл всё детство, и поселился над квартирой Макса. Вите было семнадцать лет, следовательно, водительских прав у него не было, но в силу своего деревенского прошлого, держать баранку в руках он умел. Отцовскую машину Витька взял без спроса, чем очень рисковал, в случае остановки сотрудниками ДПС.
— Загружайтесь, — сказал он, открывая багажник.

Высокий, крепкий, с низким голосом парень, сразу привлёк внимание девочек, особенно, им интересовалась Анька. Завидев это, Макс немедленно поторопил друзей и проконтролировал, чтобы в машине, Аня находилась как можно дальше от конкурента.

Вишнёвая семёрка, переполненная детьми с их походным добром, тронулась и направилась в сторону центра. Расстояние было небольшим, но для Максима дорога тянулась мучительно долго. Он неудобно уселся на заднем сидении, да и Анька иногда посмеивалась с Витькой, что его очень раздражало, а дорога всё тянулась и тянулась, не собираясь заканчиваться. Наконец в лобовом стекле Макс разглядел долгожданный заброшенный дом в конце улицы, велел остановиться и первым выскочил из машины. Витька достал все вещи ребят и даже предложил помочь им донести всё до нижней комнаты, но Максим решительно отказал.
— Приезжай завтра, в десять утра, — сказал Олег, — не опаздывай только.
— В одиннадцать, — весело сказал Макс.

Витька кивнул, затем сел в машину, и семёрка начала стремительно удаляться.
— Вот. — Максим указал пальцем на ступеньки сбоку дома. — Туда.

Ребята взяли вещи и медленно поплелись за бодро шагающим вперед Максом, что нёс в руках садовый фонарик, тускло освещавший дорогу. Они спустились вниз, открыли небольшую железную дверь и прошли внутрь. В подвале пахло сыростью, что сразу не понравилось девочкам, но Максим был настроен решительно и рассказал им историю о том, как человек привыкает к любому запаху за одиннадцать с половиной минут. Вряд ли они восприняли его всерьёз, однако, спустя некоторое время запах действительно перестал ощущаться. Подростки прошли вдоль подвала; железные ступеньки находились в неосвещённой его части, поэтому Олег включил отцовский фонарик и первым начал спускаться. Коридор оказался длиннее, чем его себе представляли Димка с Сашкой. В конце было три дверных проёма. В двух из них, находящихся друг напротив друга, дверей не было, а в третьем, стоящем прямо по пути движения ребят, была массивная железная дверь. Что странно — без ручки.

«Наверное, её спилили, когда покидали дом, чтобы нельзя было открыть» — подумал Олег.

«А вдруг там сидит убийца и поджидает нас?» — подумал Саня, но тут же отогнал эту мысль от себя.
— Направо! — скомандовал Макс.

Ребята повернули и вошли в комнату. Она оказалась действительно огромной. Правда, большую её часть занимали трубы, которые верно служили во времена, когда дом был переполнен жизнью. Аня с Машей расстелили тряпки на две толстые трубы, что проходили посреди комнаты. Димка и Сашка достали чипсы с газировкой, сразу заняли свои места и приготовились к незабываемому спектаклю одного актёра в исполнении Максима.
— Давайте, рассаживайтесь, — сказал Макс, устанавливая садовый фонарь между осколков плитки на полу, отчего помещение озарилось приятным тусклым светом. Сам же он садиться не спешил.
— Когда будешь начинать? — шёпотом спросил Олег.
— Через час, наверное, пусть все расслабятся, — тихо ответил Макс и быстро прошмыгнул в коридор, а затем также быстро вернулся.
— Поставил?
— Поставил, зарычит так, что на весь подвал будет слышно, — улыбнулся Максим.

Ребята расселись по местам. Макс же добился своего и всё-таки сел рядом с Аней.
— Кто начнёт? — поинтересовался Саша.
— Давайте я, — сказал Димка, — история называется «Чёрная машина». Однажды, к нам во двор приехала чёрная машина, никто не знал, чья она и есть ли там кто-нибудь внутри, так как стёкла тоже были чёрные. И вот, тёмной ночью стекло опустилось, и из салона появилось белое свечение. Мальчик Лёша подошёл к ней, — Дима сделал небольшую паузу, — заглянул, и… — Димка резко скорчил страшную рожу и громко вскрикнул. Девочки закричали от испуга, а мальчишки залились смехом.
— Придурок, — обиженно сказала Маша, — зачем так пугать?
— Девочка моя, — улыбнулся Дима, — ты знала, на что шла. Это же старый прикол, у нас любой дурак во дворе его знает.
— А мы не знаем, потому что не дурочки, — поддержала сестру Анька. — Слушайте нормальную историю, мне её бабушка рассказала. В молодости она работала на ферме, куда привозили пшеницу. Они с напарницей должны были высыпать зерно в большой аппарат, который перемалывал его в муку. А напарница была красивой, настолько, что все мужики за ней бегали. И вот, высыпают они как-то зерно с бабушкой, аппарат работает на полную — зерно молотит, а к ним, как назло, пришли два мужика поговорить да на напарницу посмотреть. Говорили, говорили, и поссорились, начали драться. Сами не заметили, как напарницу столкнули, она прямо в аппарат упала, и её там перемололо. Мука вся покраснела, но выбрасывать это месиво не стали. Дело замяли, рабочих увезли куда-то, а с бабушки взяли роспись о неразглашении. Из этой муки потом испекли хлеб и накормили им смену на ферме. На следующий день, никто со смены не пришёл. Все заболели, а половина так и не выкарабкалась.

— Не страшно, — покачал головой Саня, — интриги не хватает, герои плохо прописаны, история сыровата.
— Подожди, — сердито сказал Аня. — Прошло двадцать лет с тех пор, ферму закрыли, а люди до сих пор по ночам слышат, как будто аппарат работает и девушка кричит.
— Может сбои в работе аппарата? Вот он сам и включается, — предположил Димка.
— Какого аппарата? Его сразу после закрытия фермы увезли на утилизацию, — пояснила Анька. — А друг моего дедушки говорил, что ходил туда ночью и видел что-то. Точно не помнит, но за ночь он стал седым. Говорит, если услышишь женский плач ночью, то сразу говори, что никакого хлеба не ел, и беги оттуда со всех ног.
— Хорошая история, — улыбнулся Максим. — А я вот какую знаю, называется «Душехлёб». Мы тогда в другом городе жили. Были у меня знакомые подруги, три сестры. Старшая пропала без вести, когда я ещё младенцем был, а две оставшиеся — близняшки, с ними всё детство и провёл, до одного случая.
— Что за случай? — заинтересованно спросила Аня.
— Так вот, — заметив неподдельный интерес на лице Аньки, Максим продолжил с выражением, — разбирали они старые вещи, оставшиеся от Насти — старшей сестры. Нашли тетрадь сорок восемь листов в обложке. Правда, исписано было меньше половины. Это было что-то вроде «Мистического дневника» Насти, где она записывала разные ритуалы по вызову духов, монстров и так далее — обычные девичьи забавы. Мы всех знали: и пиковую даму, и кровавую Мэри и ёжика-матершинника, но был там один странный объект. На последней из исписанных страниц, было выведено и подчёркнуто слово «Душехлёб»; затем шли предметы для ритуала и инструкция. Я дословно не помню, но вроде бы там нужен был лимон, волосы, капля крови, но не из пальца, а из живота, и ещё масса всяких нюансов. Мы ещё тогда подумали, что раз он последний в списке, то именно после встречи с ним и исчезла Настя. Я отнесся к этому несерьёзно, в отличие от близняшек. Они твёрдо решили вызвать этого Душехлёба и узнать, что он сделал с их сестрой. Нам тогда было по девять лет, домой загоняли рано, а по правилам ритуал нужно было проводить ночью. Сговорились мы встретиться на углу их дома в одиннадцать вечера. Уж не знаю, как им удалось сбежать, ибо родители девочек были намного строже моих. Мне же сбежать не удалось, и я смог рассказать о своей неудаче, лишь выглянув из окна на балконе. Они, конечно, расстроились, но отменять ритуал не стали, а наоборот, решили провести его прямо на углу дома. Я, честно признаться, струсил и не смотрел на них, а только слушал через открытое окно. Сначала они что-то говорили, потом читали какое-то заклинание или вроде того, а потом резко затихли. Я посидел немного, так и не решившись выглянуть.
— И что? Вызвали Душехлёба? — с нетерпением спросила Аня.
— Не знаю, мы не виделись больше, — пожал плечами Макс, — они тоже пропали, насколько мне известно. Единственное, что меня пугает – тетрадка находится неизвестно где и, кто знает, сколько ещё жертв она принесёт.
— А в интернете есть что-нибудь про это чудовище? — с недоверием спросил Димка.
— Нет, я искал, серьёзно, — вмешался в разговор Олег.
— Жуть какая, — поморщилась Маша. — А теперь слушайте мою, называется…

Она не договорила. Её прервал громкий, протяжный и жуткий смех, доносившийся из комнаты напротив. Смеялись так, как смеются психически нездоровые взрослые люди. Ребята застыли в ужасе.
— Я думал, что будет рычать, — шёпотом сказал Саня на ухо Димке.
— Я тоже, — сглотнув слюну, ответил Дима.
— Кто пойдёт проверить? — спокойно спросил Олег, переводя взгляд на Макса, но тот сидел бледный и с диким ужасом смотрел на свои наручные часы. — Ты чего, Максим?
— Олег, — тихо произнёс Макс и посмотрел на брата огромными от холодного страха, пронизывающего всё его тело, глазами, — это не мой будильник.

В глазах Олега потемнело, а в груди появилось болезненное чувство, которое он так часто испытывал, когда отец поднимал на него ремень за проступки. Чувство обречённости, осознание того, что выхода нет и, единственный способ преодолеть боль — это пустить всё на самотёк, дождавшись своей участи. Это прошло спустя пару секунд — включился мозг, и Олег начал анализировать ситуацию. Голова кружилась, руки дрожали, обстановка вокруг была жуткой настолько, что парню хотелось разрыдаться горькими слезами, но он держал себя в руках. Маша прикрылась пледом и начала читать молитву, Аня просто дрожала и хватала Макса за руку, последний же сидел неподвижно и смотрел на часы. Трясущимися руками Олег схватил отцовский фонарь и направил луч в сторону дверного прохода. Свет пробежал вдоль стены и охватил часть коридора. Олег вглядывался в темноту, пытаясь разглядеть источник зловещего смеха. Увидеть маньяка было бы не так страшно, как не увидеть ничего — этот первобытный страх неизвестности и неопределенности происходящего.
— Ты чего, Олег? — спросил Димка. — Нормально всё?
— Дима, это не по плану, — дрожащим голосом ответил Олег.
— Что это значит? — спохватился Саша. — Вы шутите?

Послышался звонкий металлический лязг, и ребята почти синхронно повернули головы в сторону выхода. Железная дверь без ручки, начала медленно открываться в сторону подростков.
— Нас закроют сейчас! — закричала Аня. — Она закрывает эту комнату!
— Как закроют, это разные дверные проходы! — трясущейся рукой, Саня указывал на дверь.
— Выходить надо, побежим к выходу, пока не поздно! — басом скомандовал Олег и, крепко сжав в руке фонарь, встал со своего места. — У меня нож есть, идите сюда!

Димка схватил Машу за руку и повёл за собой, Саша встал за ними, опрокинув садовый фонарь, от чего тот моментально погас. Громкий бас Олега, вывел Макса из ступора и тот, крепко сжав руку Ани, встал за братом.
— Я пойду замыкающим, порежу его, если что, — сказал Олег и передал фонарь Диме. — Бегите наверх, я догоню.
— А фонарь?! — воскликнул Дима. — Тебе же темно будет!
— У меня есть, — сказал он, показав маленький серый фонарик на брелоке от ключей, — быстрее бегите!

Димка кивнул. Ребята выбежали из комнаты. Первыми бежали Дима с Машей, за ними Сашка, Максим и Аня. Олег немного задержался возле железной двери и посветил своим фонариком в дверной проём, что открывался перед ним всё больше и больше. Звонкий душераздирающий крик испуганного подростка пронесся по длинному подземному коридору. Максим оглянулся — кромешная темнота. Исчез даже свет от маленького фонарика Олега. На глазах Макса навернулись слёзы.

Димка не сбавлял скорость, до заветной спасительной двери оставалось совсем чуть-чуть, ещё немного, и они будут на свободе.

Наконец луч фонаря упёрся в небольшую дверцу подвала и начал быстро расползаться по стене, освещая засохшие кровавые пятна на стенах, которые ребята не заметили, когда шли здесь в тусклом свете садового фонарика. Дима ударил ногой по двери — заперто. Повторные попытки открыть её не дали результата.

Подросток ловил на себе разочарованные взгляды ребят, он понимал, что они обречены, но всё равно отгонял эту мысль прочь всеми силами.

Издевательски громкий смех начинал медленно приближаться. Ребята сели на землю и заплакали. Смех поднимался к ним, становясь всё громче и громче, перерастая в ужасную симфонию из стонов, криков и будоражащего кровь болезненного хохота. Димка набрался мужества и посветил в его сторону. Смех зазвучал в унисон с леденящим душу предсмертным криком мальчика.

Витька подъехал к дому в десять утра. Ребят не было. Парень спустился в подвал, подёргал дверь, но та оказалась заперта. Он постучал — тишина. Витя пожал плечами, постоял немного около дома, а затем уехал, так и не дождавшись подростков. Спустя долгое время поисков безутешные родители потеряют надежду, а объявления о пропаже шестерых пятнадцатилетних подростков сойдут со страниц газет.

Раздел: 
  • Страшилки
Всего голосов: 8

Комментарии

Аватар пользователя Бред Пит
Бред Пит
Бред полнейший!
+1
-1
-1
Аватар пользователя Читатель
Читатель
Рассказик, как расказик, шедевром конечно не назовешь ..., но читать можно.
+1
0
-1
Аватар пользователя Атаназиус
Атаназиус
Ну хоть бы девчата уже не велись на эту дурню - ночевку в подвале, любительницы страшилок. Это та Настя, чей дневник был, их всех пидманула-подвела; Она за этим Душохлебом давно замужем и работает с ним в паре
+1
+1
-1
Аватар пользователя Атаназиус
Атаназиус
Ржал в подвале Душохлеб?
+1
0
-1
Аватар пользователя Marik Bartolli
Marik Bartolli
А где его большая ложка? Или он души как дементор высасывает?
+1
0
-1
Аватар пользователя Читатель
Читатель
"один раз Максим поджигал тополиный пух рядом со срубленными недавно деревьями, отчего те загорелись." Вот это самое невероятное во всей истории. Автор, Вы видели когда-нибудь, как горит тополиный пух? Он вспыхивает на мгновение и всё. А теперь возьмите недавно срубленное дерево и попробуйте его разжечь ...
+1
+4
-1
Это случай из моей жизни)) Деревьями были тополя, т.е. все в пуху, вот и загорелись
+1
0
-1
Аватар пользователя Читатель
Читатель
Живое зеленое дерево реально загорелось? У меня нет оснований вам не верить, но звучит фатастично ...
+1
+2
-1
Аватар пользователя Александра
Александра
Мы с подругой жгли пух у гаражей , загорелось старое кресло и потом сами гаражи, пожарные приехали . А мы все видели и просто остановить все это не могли, наверное, деревья тоже могут гореть, если повалены давно
+1
0
-1
Аватар пользователя Читатель
Читатель
"Бомжей-убийц там нет, а как насчёт остальных маргиналов? Маньяк какой-нибудь зайдёт или даже просто сторож, а в худшем случае полиция." А вот это реально понравилось!)))))))) Худше маргиналов и маньяков может быть только полиция.)))))))
+1
+4
-1
Аватар пользователя Уточнение
Уточнение
Скорее так: Из всех маргиналов, хуже маньяков может быть только полиция!
+1
+2
-1
изначально, задумка хорошая, история на троечку. можно было интересней рассказать. про поджигателя тополей скажу вот что, незадолго до пуха, на тополях появляются смолистые почки, с характерным запахом. может они воспламенились? маловероятно.
+1
0
-1
хренотень!
+1
-1
-1
Аватар пользователя Василий Алибабаевич
Василий Алибабаевич
Душехлёб? А шо он там в дУше хлебал? Скажите в двух словах, а то рассказ длинній, читать не охота.
+1
0
-1

Выскажись:

просим оставлять только осмысленные комментарии!
Ненормативная лексика и бессодержательные комменты будут удаляться, а комментатор будет забанен.
Отправляя комментарий вы подтверждаете, что не указывали персональные данные
Вверх